Rambler's Top100
Институт горного дела СО РАН
 Чинакал Николай Андреевич Лаборатория механики деформируемого твердого тела и сыпучих сред Кольцевые пневмоударные машины для забивания в грунт стержней Лаборатория механизации горных работ
ИГД » Музей горного дела » Страницы истории Института » "Никто не забыт"

"Никто не забыт"



КАВАЛЕРЫ знака «ШАХТЕРСКАЯ СЛАВА»
сотрудники ГГИ ЗСФ АН СССР – ИГД СО АН СССР –
ИГД СО РАН
КАВАЛЕРЫ знака «ГОРНЯЦКАЯ СЛАВА»
сотрудники ИГД СО РАН
 


К 100-летию со дня рождения
СЕМЕНОВА Леонида Ивановича (1915–1986)

лауреата Ленинской премии, заслуженного изобретателя РСФСР

   

Л. И. Семенов родился в г. Томске 6 января 1915 г. Окончив с отличием механический факультет Томского индустриального института им. С. М. Кирова (1933–1939 гг.), начал работать на Томском электромеханическом заводе им. В. В. Вахрушева вначале инженером-конструктором (1938–1941 гг.), а после участия в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. на Дальнем Востоке в рядах Красной Армии (артиллерист, техник-лейтенант, награжден тремя медалями) – старшим инженером-конструктором (1946–1948 гг.). Три года занимался преподавательской работой в Томске и Ленинграде, а последующие 26 лет до ухода на пенсию непрерывно трудился в Горно-геологическом институте Западно-Сибирского филиала АН СССР и Институте горного дела Сибирского отделения АН СССР в должности младшего научного сотрудника (1951–1956 гг.), старшего и ведущего инженера-конструктора (1956–1964 гг.), главного конструктора (1964–1967 гг.) и заведующего сектором (1967–1977 гг.) лаборатории бурения.

Л. И. Семенов внес существенный вклад в методологию конструирования, испытаний и доводки новых буровых машин и механизмов. Его творческие достижения отражены в 16 опубликованных научных статьях, содержащих также развитие общих и конкретных разделов теории создания погружных пневмоударников и станков ударно-вращательного типа для бурения глубоких взрывных и других эксплуатационных скважин в крепких горных породах и рудах. Результаты выполненных теоретических и экспериментальных исследований составляют основы создания важных изобретений, новизна которых защищена 20 авторскими свидетельствами.

Как один из авторов и главный исполнитель крупного изобретения «Бурового агрегата БА–100» Л. И. Семенов много сделал и для его практического освоения. При сравнительных испытаниях, проведенных межведомственной комиссией для лучших образцов машин, способных бурить глубокие скважины, оказалось, что средняя сменная производительность агрегата БА–100 в 4–5 раз превысила производительность бурового агрегата БЭС–2М Криворожского НИГРИ и машины БМК–2Б Кыштымского механического завода.

Агрегат БА–100 серийно выпускался многими заводами и в течение десятка лет являлся основным буровым агрегатом в горнорудной промышленности, пока не был создан, также с участием Леонида Ивановича, универсальный буровой полуавтомат НКР–100, который по производительности примерно в 1,6 раза превосходил агрегат БА–100. Применение высокопроизводительных агрегатов БА–100, буровых полуавтоматов НКР–100 и НКР–100М и новых забойных механизмов, позволило перейти на новые системы разработки рудных месторождений с отбойкой руды глубокими взрывными скважинами. Эти машины явились эффективным средством для борьбы с пылью, вибрацией и шумом. Для подавления пыли при бурении скважин были применены водно-воздушные смеси, оптимальный состав которых был установлен Л. И. Семеновым совместно с А. А. Зиновьевым на основе представленных результатов проведенных стендовых и шахтных экспериментов.

В 1966 г. за научно-исследовательскую и инженерную разработку научных основ, создание и внедрение в производство комплекса высокопроизводительных механизмов для бурения скважин в подземных условиях Л. И. Семенову в составе авторского коллектива была присуждена Ленинская премия.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в 1971 г. Леониду Ивановичу Семенову присвоено почетное звание «Заслуженный изобретатель РСФСР».



К 85-летию со дня рождения академика
Шемякина Евгения Ивановича
(09.12.1929 – 17.02.2009)

   

Заместитель директора (1970–1972) и директор ИГД СО АН СССР (1972–1987),
заместитель председателя СО АН СССР (1980–1985),
председатель ВАК при Совете Министров СССР (1987–1992),
доктор технических наук (1966), профессор (1968), академик АН СССР (1984),
лауреат Государственной премии СССР (1984) и премии им. академика А. А. Скочинского (1999)

Евгений Иванович Шемякин родился 9 декабря 1929 года в г. Новосибирске в семье служащего. В 1933 г. семья Евгения Ивановича переехала на новое место жительства в г. Петропавловск (Северо-Казахстанская область), а затем, в 1940 г., в с. Долинка, где его отец работал в КарЛаге МВД. В 1947 г. Евгений оканчивает с золотой медалью Долинскую среднюю школу. В том же году поступает на механико-математический факультет Ленинградского государственного университета (ЛГУ). Окончив его в 1952 г. (диплом с отличием), он получил квалификацию «механика» по специальности «Волновые процессы в твердых телах».

Евгению Ивановичу, как успешному студенту и перспективному ученому, рекомендуют остаться в аспирантуре ЛГУ при кафедре теории упругости. Он оканчивает аспирантуру и в 1955 г. защищает диссертационную работу «Распространение волн в идеально упругих средах», представленную на соискание степени кандидата физико-математических наук. Защита кандидатской диссертации позволила Евгению Ивановичу начать работу в должности младшего, а затем и старшего научного сотрудника в лаборатории Института химической физики АН СССР под руководством академика С. А. Христиановича. Уже там и тогда формируются интересы молодого ученого, занимающегося прикладной математикой в области геофизики, геомеханики, горного дела. Эти интересы Е. И. Шемякина нашли свое дальнейшее развитие в Институте теоретической и прикладной механики Сибирского отделения АН СССР (ИТ и ПМ СО АН СССР), в котором он начал работать (1960) по приглашению С. А. Христиановича в качестве заведующего лабораторией механики горных пород.

В первую очередь здесь внимание и усилия Евгения Ивановича были направлены на изучение сложных современных проблем действия удара и взрыва в горных породах, поскольку многие вопросы оставались неясными, несмотря на большой опыт теоретиков-физиков и практиков-взрывников. Поэтому особенно важно было обобщение теоретических постановок задач и экспериментальных данных. И с этой проблемой Евгений Иванович блестяще справился. Им были получены новые научные результаты в задачах по изучению закономерностей распространения волн в упругой, не идеально упругой и слоистой (слой жидкости на скальном основании) средах в связи с их применением в геофизике и физике взрыва. Теоретически и экспериментально изучены типы волн, их кинематические и динамические характеристики, исследован эффект подземного и подводного взрывов.

В проводимых исследованиях виден интерес Е. И. Шемякина к изучению переходной и ближней зон подземного взрыва, включая все стороны явления – от процесса образования сейсмических волн до образования полости и разрушения среды. Его предложения по описанию таких зон с учетом свойств горных пород, их необратимой сжимаемости, и особенно необратимых сдвигов, дали возможность достичь ощутимого успеха. Чрезвычайно интересно сопоставление с опытными данными, так как в этом сопоставлении родилась систематизация явления, предложенная Е. И. Шемякиным.

Суть этой систематизации состоит в том, что на разных стадиях взрыва существенное влияние на процесс оказывают различные свойства горных пород. На стадии изучения волн сжатия при сферическом взрыве основное влияние оказывают свойства сжимаемости и трения (как в сыпучей среде), и для описания сейсмических эффектов и законов затухания приемлемы модели упругой среды или среды с трением. На последующих во времени стадиях развития газовой полости, образования зоны разрушения и метательного действия взрыва, в первую очередь, проявляется сопротивление горных пород сдвигу. Тогда происходит схематизация несжимаемой среды во всем объеме как в области пластических, так и упругих деформаций.

Все перечисленные выше результаты получены Евгением Ивановичем не только за письменным столом, но и в ходе многочисленных лабораторных исследований, изнуряющих и трудоемких натурных опытов в экспедициях с его участием.

В период работы заведующим лабораторией ИП и ТМ СО АН СССР был выполнен значительный объем научных работ, имеющих большое теоретическое и прикладное значение. В их числе были такие важные разработки, как «Распространение нестационарных возмущений в вязко-упругой среде» (1955 г., 1958 г.), «Волны нагрузки при подземном взрыве в горных породах» (1961 г., в соавторстве с Медведевой Н. С.), «О динамической сжимаемости прочных горных пород и металлов» (1964 г., в соавторстве с академиком С. А. Христиановичем). Результаты этих научных работ неоднократно использовались при решении важных правительственных заданий (например, при создании плотин взрывом), к выполнению которых Е. И. Шемякин неоднократно привлекался.

В 1962 г. Евгений Иванович защитил диссертационный труд «Распространение волн при подводном и подземном взрыве», за который ему решением ВАК от 6 апреля 1966 г. присуждена ученая степень доктора технических наук. А в 1968 г. он был утвержден в ученом звании профессора.

В 1969 г. и 1957 г. вышли из печати соответственно еще две основополагающие работы Е. И. Шемякина «О плоской деформации пластического материала при сложном нагружении» (в соавторстве с академиком С. А. Христиановичем) и «К изучению механизма движения при ковровых землетрясениях» (в соавторстве с В. И. Щегловым). В этих работах отражены следующие научные положения.

Необходимость изучения стадии предразрушения – пластического предразрушения – и разрушения материала поставила на повестку дня вопрос о разработке «правил» поведения горной породы, о создании модели пластического деформирования среды в этой ситуации. Разработка таких «правил» – моделей поведения материала – относится к отрасли науки – механики деформируемого твердого тела, из которой механика горных пород, один из разделов горной науки, заимствует пока эти методы и «правила». Весьма оригинально развитие в этом плане Е. И. Шемякиным модели пластического деформирования среды с сохранением прочности по отдельным направлениям, модели анизотропного уплотняющегося материала – развитие гипотезы по отдельным направлениям, модели анизотропного уплотняющегося материала – развитие гипотезы Кармана с сохранением некоторых из упругих связей в условиях неполной пластичности.

Одно из крупнейших достижений Е. И. Шемякина – введение несимметричного тензора деформаций. При пластической деформации металла, при деформации сыпучей среды или горной породы пластическое течение (скольжение) происходит, по существу, не во всем объеме материала, а лишь на некоторой сетке дискретно расположенных поверхностей. В этом смысле пластичность – поверхностное явление.

Классический способ описания деформации сплошной среды основан на понятии симметричного тензора деформаций, когда сдвиг характеризуется изменением угла между первоначально ортогональными линейными элементами тела. Такой способ описания деформаций, оправданный для упругого тела, был перенесен в пластичность и механику сыпучей среды. При этом, однако, игнорировалось возможное вращение объемных элементов тела, заключенных между соседними поверхностями скольжения, что не позволяло описать ряд существенных свойств пластичности деформируемой среды.

Введением несимметричного тензора деформаций (с учетом «микровращения») Е. И. Шемякин развил новую теорию. В ней допускалась свобода выбора семейства поверхностей скольжения, по которым в данный момент происходит проскальзывание.

1970 год в судьбе Евгения Ивановича стал вновь поворотным. Решением Президиума СО АН СССР он назначается заместителем директора Института горного дела СО АН СССР, а в 1972 году и.о. директора. В 1975 г. его избирают директором ИГД СО АН СССР, которым он руководил бессменно до июля 1987 г. В ИГД СО АН СССР полностью раскрылся его талант руководителя и организатора научных исследований. Под его руководством и при его непосредственном участии коллектив Института внес значительный вклад в развитие производительных сил Сибири и Севера, в решение проблем добычи полезных ископаемых в Кузбассе, Норильске, Дальнегорске, на КАТЭКе.

Большой творческий вклад внес Е. И. Шемякин в формирование научного журнала Сибирского отделения «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых» (ФТПРПИ). С 1965 г. он заместитель, а с 1970 по 1989 г. – главный редактор этого журнала. В журнале 70–80-х годов печатались статьи с крупными результатами, полученными сотрудниками Института в области физического моделирования горно-технических процессов и их теоретического обобщения. Во многом этому способствовала представленная ранее новая теория и развитые Е. И. Шемякиным оригинальные представления о паспорте прочности горных пород с учетом вида напряженного состояния, предложения о критерии прочности деформационного типа при анализе поведения горных пород в окрестностях подземных выработок и на откосах, а также при исследовании поведения сыпучего материала при впуске его из бункера.

Этапом этих исследований были две основополагающие работы Евгения Ивановича, опубликованные в ФТПРПИ: «Две задачи механики горных пород, связанные с освоением глубоких месторождений угля и руды» (1974 г.) и «Задачи механики сыпучих сред в горном деле» (1982 г., соавторы Ревуженко А. Ф. и Стажевский С. Б.). В публикациях были использованы результаты физического моделирования на принципиально новых установках, созданных в Институте для исследования поведения твердых тел при простом и сложном нагружениях.

В 1979 г. издан фундаментальный труд «Динамическое разрушение твердых тел» (соавтор Никифоровский B. C.).

В период работы Е. И. Шемякина в Институте с его участием произошли следующие научные события.
• Теоретически обосновано и экспериментально обнаружено существование знакопеременной реакции горных пород на взрывные воздействия в ближней зоне и явления зональной дезинтеграции горных пород вокруг подземных выработок. Обнаруженные эффекты послужили основой новых способов проведения горных выработок и поддержания выработанных пространств.
• Разработана энергетическая классификация горных ударов и сформулирована гипотеза о природе и механизме горно-тектонических ударов на основе принципа опорного давления, позволяющие повысить безопасность горных работ при отработке удароопасных месторождений на больших глубинах.
• Открыто новое, неизвестное ранее, явление переноса масс внутри объекта при сложном нагружении с непрерывным поворотом главных осей тензора напряжений и деформаций. Этот эффект в теоретическом аспекте использован при построении математической модели сыпучих и горных трещиноватых пород, а в экспериментальном открывает путь интерпретации масс внутри вращающейся Земли под действием сил тяготения.
• Результаты фундаментальных исследований по динамике массива, упругопластическим моделям, дилатансионным эффектам деформирования легли в основу решения, дополнительно к ранее сказанному, ряда конкретных технических задач горной практики.

Научная деятельность Е. И. Шемякина была отмечена его избранием 23 декабря 1976 г. членом-корреспондентом АН СССР по Отделению механики и процессов управления (механика горных пород), а 26 декабря 1984 г. – действительным членом (академиком) АН СССР по Отделению геологии, геофизики, геохимии (горное дело, геофизика, геология). В этом же году Евгению Ивановичу присуждается звание лауреата Государственной премии СССР в области науки и техники (творческий коллектив в составе Кузнецова Г. Н., Ардашева К. А., Грицко Г. И. и др.) за разработку и создание моделей геомеханических процессов с использованием эквивалентных материалов и применение этих моделей при ведении горных работ и подземном строительстве.

Много сил, энергии и времени Е. И. Шемякин тратил на плодотворную работу в деле подготовки инженерных и научных кадров. В стенах Новосибирского университета с 1967 г. по 1987 г. он заведовал кафедрой «Вычислительные методы механики сплошной среды» на механико-математическом факультете, читал лекции в качестве профессора. На основе прочитанного специального курса лекций опубликовал учебник «Динамические задачи упругости и пластичности» (1968 г.), который стал ценным методическим пособием не только для студентов, но и специалистов, занимающихся механикой деформируемого твердого тела.

Читал лекции студентам Евгений Иванович непринужденно, свободно, доходчиво. Это вообще было свойственно ему всегда, когда он вел любую беседу, в любой аудитории или выступал с каким-либо сообщением или докладом.

Несколько лет Е. И. Шемякин возглавлял работу секции прочности материалов и технологии машиностроения Объединенного ученого совета по Физико-математическим и техническим наукам (1973–1976 гг.). Под его руководством регулярно проводились постоянно действующие Всесоюзные семинары по горному давлению, измерению напряжений и деформаций в массиве горных пород, аналитическим методам и применению ЭВМ в механике горных пород. Е. И. Шемякин являлся председателем оргкомитета этих семинаров. Он возглавлял также специализированный совет по защите докторских диссертаций в Институте, а в 1987 году был назначен председателем Объединенных советов по защите диссертаций СО АН СССР.

В Сибирском отделении АН СССР. Е. И. Шемякиным была создана научная школа по механике горных пород и сыпучих сред. В середине 90-х годов эта школа переросла в общероссийскую научную школу «Теоретические и экспериментальные исследования необратимых деформаций и разрушений твердых тел при ударе и взрыве», в которую вошли ведущие специалисты из многих научно-исследовательских институтов Москвы и Новосибирска.

Под руководством Е. И. Шемякина защищено более 70 кандидатских и свыше 15 докторских диссертаций. Его успешными учениками и в дальнейшем надежными соратниками, которые работали или работают в Институте, можно назвать д.ф.-м.н. В. С. Никифоровского, д.ф-м.н. А. Ф. Ревуженко, д.т.н. С. Б. Стажевского, д.ф.-м.н. В. М. Жигалкина, д.ф.-м.н. Е. Н. Шера, д.ф.-м.н. В. А. Бабакова, д.т.н. А. П. Бобрякова.

Личные творческие достижения Е. И. Шемякина и весомый практический вклад Института в народное хозяйство страны привлекли большое внимание зарубежных ученых, с которыми Евгений Иванович общался на конференциях, семинарах, симпозиумах, конгрессах. В 1968 г. на Международной конференции по прикладной механике (г. Стенфорд, США) значительный интерес вызвал доклад Е. И. Шемякина «О затухании волн в горных породах». В 1976 г. он участвовал в работе симпозиума «Проблемы освоения глубоких месторождений полезных ископаемых», проходившего в ФРГ. В Швеции (1982 г., Стокгольм) принимал участие в симпозиуме «Новые технологии разработки рудных месторождений». Е. И. Шемякин был избран на четыре года вице-президентом Международного общества по механике горных пород (1982 г.), он возглавлял Научный совет по механике горных пород и горному давлению (с 1984 г.).

С марта 1980 г. у Е. И. Шемякина кроме поста директора ИГД СО АН СССР добавилось производственных обязанностей: он был избран членом Президиума СО АН СССР и назначен заместителем председателя Сибирского отделения академика Г. И. Марчука. С этим назначением Евгений Иванович справлялся также блестяще. Достаточно вспомнить его многочисленные выступления по радио и телевидению, интервью («Работает координационный совет» – «Советская Сибирь, 20 мая 1983; Нотман Р. «Сухой остаток» – Советская Сибирь, 9 февраля 1984 г.), собственные газетные публикации (Союз науки и труда.– Советская Сибирь. – 1980. – 29 февраля; Мост к практике. – Известия. – 1980. – 17 сентября, соавтор Глазырин М.; Миллиард за идею. – Вечерний Новосибирск. – 1981. – 17 апреля; Не только знать, но и применять. – Вечерний Новосибирск. – 1982. – 17 ноября; Наука – народному хозяйству. – Наука в Сибири. – 1984. – 8 марта и др.), прием академических, партийных и зарубежных делегаций. Е. И. Шемякин глубоко вникал в деятельность всего Сибирского отделения и хорошо владел ситуацией.

Переехав в Москву, Е. И. Шемякин с 1987 г. по 1992 г. занимал ответственный пост председателя Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Совете Министров СССР.

В 1991 г. его пригласили в МГУ им. М. В. Ломоносова заведующим кафедрой волновой и газовой динамики механико-математического факультета. Параллельно с основной работой в МГУ Евгений Иванович проводит консультации в качестве главного научного сотрудника Института геосфер РАН. Творческий потенциал Е. И. Шемякин не покинул его и в то время. Он интенсивно занимается научными исследованиями по необратимым деформациям и разрушению твердых тел (включая действие удара и взрыва на горные породы). Им осуществляется теоретическое (математическое) и экспериментальное моделирование процессов деформации и разрушения в твердых телах и скальных породах. Создаются модели массивов горных пород с возникновением и реализацией упорядоченных блочных структур. В экспериментальных работах широко используются вычислительные методы, применяется теория подобия эквивалентных материалов. В 90-е годы появился целый ряд оригинальных работ Е. И. Шемякина: «Приливное деформирование планет: опыт экспериментального моделирования» (1991 г., соавторы – Бобряков А. П., Ревуженко А. Ф.); «О деформации вращающихся планет» (1993 г.); «О происхождении алмазных трубок» (1995 г., написана по материалам доклада, сделанного в г. Лиможе в 1993 г.).

Всего Е. И. Шемякиным опубликовано более 250 научных работ, включая пять монографий (две из которых в соавторстве) и одного открытия № 400 «Явление зональной дизинтеграции горных пород вокруг подземных выработок» (соавторы – Курленя М. В., Опарин В. Н., Рева В. Н., Глушихин Ф. П., Розенбаум М. А., 1991 г.).

Трудно представить, как Евгений Иванович находил время для общественной работы, тем более выполнял ее он всегда с серьезным пониманием нужности и полезности. Уже в средней школе № 6 села Долинка в течение двух лет был секретарем комитета ВЛКСМ (комсомольцем стал в 1944 г.). В ЛГУ был членом бюро ВЛКСМ, а затем два года руководил комсомольской организацией математико-механического факультета. За участие в стройке сельских ГЭС Ленинградской области в 1950 г. был награжден Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ. Работая в ИТ и ПМ СО АН СССР, Евгений Иванович был руководителем философского методологического семинара, дважды избирался секретарем партийной организации (в КПСС вступил в 1963 г.).

В период работы на посту директора ИГД СО АН СССР. Е. И. Шемякин состоял членом Советского райкома КПСС в Новосибирске, был членом Новосибирского областного Совета профсоюзов, членом Новосибирского областного Совета народных депутатов (с 1977 г.), председателем областного Совета научно-технических обществ, одним из руководителей Совета по содействию научно-техническому и социально-экономическому развитию области Новосибирского обкома КПСС.

Плодотворная научная и общественная деятельность Е. И. Шемякина получила высокую оценку в стране и за рубежом. Он был избран иностранным членом Академии наук Чехословацкой Социалистической Республики. В 1993 г. его избрали членом Королевского общества инженеров (Швеция). Евгений Иванович – член Международного бюро по механике горных пород (с 1993 г.), председатель Национальной группы геомехаников (с 1994 г.), действительный член Академии естественных наук РФ (с 1993 г.), действительный член Академии горных наук, почетный член Международной инженерной академии. Имеет правительственные награды: ордена «Знак Почета» (1967 г.), Трудового Красного Знамени (1975 г.) и Дружбы народов (1981 г.), медали к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, «За строительство Байкало-Амурской магистрали» (1984 г.) и др. Удостоен Медали им. П. Л. Капицы, Медали МАНЭБ им. Н. К. Рериха, трех Золотых медалей ВДНХ, в том числе как заместитель председателя Сибирского отделения АН СССР, за участие в тематической выставке «Опыт работы предприятий Свердловской, Новосибирской и Омской областей по повышению эффективности производства и качества работы» (1983 г.), знака «Шахтерская слава» всех трех степеней и знака РАЕН «Рыцарь науки и искусств». Кроме того, Е. И. Шемякин награжден медалями Германской Демократической Республики (1978 г.), Болгарской Народной Республики (1981 г.) и Корейской Народно-Демократической Республики (1985 г.).

Ушел из жизни Е. И. Шемякин 17 февраля 2009 г. и похоронен в Москве.

О нем:
1. Ученые-горняки народному хозяйству // За науку в Сибири. – 1978. – 24 августа.
2. Курленя М., Слепян Л., Никифоровский В. Его призвание // За науку в Сибири. – 1979. – 6 декабря.
3. Ермолин Ю. Блеск таланта // Красноярский рабочий. – 1979. – 12 декабря.
4. 50 лет Евгению Ивановичу Шемякину (хроника) // ФТПРПИ. – 1980. – № 1.
5. Высокие награды // Советская Сибирь. – 1981. – 14 ноября.
6. В Президиуме СО АН СССР // Наука в Сибири. – 1983. – 1 апреля.
7. Указ Президиума Верховного совета РСФСР о награждении медалью «За строительство Байкало-Амурской магистрали» работников научных учреждений Сибирского отделения Академии наук СССР // Вечерний Новосибирск. – 1984. – 4 июня.
8. Постановление ЦК КППС и Совета Министров СССР о присуждении Государственных премий 1984 года в области науки и техники // Социалистическая индустрия. – 1984. – 7 ноября.
9. К глубоким горизонтам // Вечерний Новосибирск. – 1984. – 11 ноября.
10. Пополнение Академии наук СССР (по Сибирскому отделению) // Наука в Сибири. – 1985. – 7 февраля.
11. Члены Академии наук СССР. Шемякин Евгений Иванович // Справочник. М.: Изд-во «Наука» – 1989. – С.59.
12. 60лет Евгению Ивановичу Шемякину // ФТПРПИ. – 1990. – № 1.– С.134.
13. Рубан А. Д. Академику Евгению Ивановичу Шемякину – 70 лет // Научные сообщения. Механика горных пород. Вып. 313. – ННЦ ГП ИГД им. А. А. Скочинского – 1999. – С.3 – 6.
14. Соловьев Ю. Я., Бессуднова З. А., Пржедецкая Л. Т. Отечественные действительные и почетные члены Российской академии наук XVIII–XX вв. Геология и горные науки. – М: Научный мир. – 2000. – С.370 – 372.
15. Академик Е. И. Шемякин – руководитель научного направления «Механика твердых деформируемых тел и горных пород» // Институт теоретической и прикладной механики. Годы, люди, события. Новосибирск: СО РАН. – 2000.
16. Шемякин Евгений Иванович // Энциклопедия Новосибирск. Мэрия г. Новосибирска: ФГУПНКИ – 2003. – С. 969.
17. Мелуа А. И. Геологи и горные инженеры России // Энциклопедия. М. – Санкт-П.: Изд-во «Гуманистика – 2003. – С. 79.
18. Ревуженко А. Ф. Уравнение для высшей школы // Сибирская горница (специальный выпуск «В городе моем светло…»). – 2003. С. 106 – 110.
19. Зворыгин Л. В., Курленя М. В. «Летопись Института горного дела Сибирского отделения РАН. Люди, события, даты. 1943 –2000». Новосибирск: Изд-во «Новосибирский писатель» – 2004.
20. Мальченко Ю. И. Почетные научные сотрудники Института горного дела им. Д. А. Кунаева РГП «НЦ КПМС РК». Евгений Иванович Шемякин // Алматы. – 2007. – С. 179 – 182.
21. Российская Академия наук. Сибирское отделение. Персональный состав. Шемякин Евгений Иванович // Новосибирск: Наука. – 2007. – С. 278 – 279.
22. Дворникова А., Шадрин Ю., Ревуженко А. и др. И след его глубокий в памяти людской // Наука в Сибири. – 2009. – 2 июля.
23. Фомин В. М., Куперштох Н. А. Научная деятельность Е. И. Шемякина в Институте теоретической и прикладной механики СО АН СССР // Наука в Сибири. – 2009. – 10 декабря.



Михаил Михайлович Савкин

   

Михаил Михайлович Савкин – коренной сибиряк, родился 8 ноября в 1909 году в поселке Феофилактовский Александровской волости Томской губернии в семье крестьянина-бедняка. Мать М. М. Савкина была домохозяйкой. В 1910 году родители переехали в г. Томск, где его отец до 1934 года работал во всевозможных должностях и организациях: истопник в частной бане, служитель в студенческом общежитии Томского государственного университета, крольчатник Томского бактериологического института, начальник заградительного отряда по борьбе с экономической контрреволюцией в г. Томске, экспедитор, продавец. В 1934 году, возвращаясь с работы, отец Михаила Михайловича был сбит автомашиной и скончался на месте происшествия.

До 1929 г. Михаил учился в школе, а в летние каникулы работал по найму. В 1925 г. вступил в комсомол. После окончания школы по комсомольской путевке был направлен на Тохтамышевский завод, расположенный под Томском, где начал работать слесарем. В 1930 году парторганизация завода командирует М. М. Савкина на учебу в Томский технологический институт, который он успешно оканчивает (1935 г.) и получает квалификацию горного инженера-электромеханика. Как отличника учебы и активного общественника, его оставляют на кафедре профессора К. Н. Шмаргунова для научной работы. Потом следует этап аспирантуры, а затем должность ассистента кафедры электротехники, ведущего специальные курсы горной электротехники для студентов института. В 1939 г. М. М. Савкин вступает в ВКП(б).

Началась Великая Отечественная война. В июне 1941 г. Михаил Михайлович добровольцем уходит на фронт. С первых и до последних дней Великой Отечественной войны М. М. Савкин находился в рядах действующей Советской Армии. Он с боями прошел путь от Москвы до Прибалтики в составе отдельного полка связи Первой Ударной Армии (Сибирская добровольческая), сражаясь вместе со своими товарищами на Западном, Северо-Западном, Ленинградском, I, II, III Прибалтийских фронтах. В 1942 г. М. М. Савкин был ранен. В госпитале он узнал, что вышел приказ о возвращении горных инженеров в тыл. Михаил Михайлович наотрез отказался подчиниться ему, и снова вернулся на фронт. Его боевой путь отмечен боевыми наградами – орденами Красной Звезды и Отечественной войны, медалями и десятью благодарностями Верховного Главнокомандующего. А первой наградой рядового М. М. Савкина была медаль «За оборону Москвы».

Демобилизовался Михаил Михайлович в ноябре 1945 г. в звании майора. Естественно, возник вопрос, где трудоустраиваться. Помогло старое знакомство с К. Н. Шмаргуновым и Н. А. Чинакалом, одними из организаторов Западно-Сибирского филиала АН СССР, а Николаем Андреевичем еще и как недавно назначенным директором Горно-геологического института ЗСФ АН СССР. Судьба распорядилась так, что всю свою дальнейшую жизнь Михаил Михайлович связал с нашим Институтом. Именно здесь в период становления сибирской науки наиболее ярко проявился его талант ученого и организатора.

В Институт М. М. Савкин был принят на должность младшего научного сотрудника (1945–1953 гг.). В 1952 году Михаил Михайлович защитил кандидатскую диссертацию, по материалам которой он в этом же году был удостоен премии Президиума Академии наук СССР за разработку аппаратуры подземной внутришахтной радиосвязи.

В 1953 г. М. М. Савкина назначают заместителем председателя Президиума ЗСФ АН СССР. Одновременно он организует и возглавляет в Институте кабинет, а затем лабораторию горной автоматики и телемеханики. Именно в эти годы под руководством М. М. Савкина была разработана и внедрена более чем на 50 шахтах Кривого Рога, Донбасса и Кузбасса аппаратура «Сибирь-59» диспетчерской высокочастотной связи на подземном транспорте.

С 1957 г. по 1970 г. М. М. Савкин был заместителем директора Института по научной работе и руководил до 1980 г. лабораторией управляющих систем, основу кадрового состава которой составляли сотрудники прежней лаборатории автоматики и телемеханики.

На посту заместителя директора Института он много внимания уделял совершенствованию и развитию структуры Института и научных исследований, организации новых лабораторий и направлений. Значительной в научном плане, имеющей широкое практическое использование явилась разработанная под руководством М. М. Савкина серийная аппаратура радиосвязи «Шахтер», которой к 1967 г. были оснащены все горноспасательные службы страны. В тот же период лабораторией М. М. Савкина, совместно с другими организациями, были разработаны различные модификации шахтных силовых гибких кабелей, предназначенных для высокочастотного управления силовых жил; выполнен большой объем работы по дефектоскопии древесины, предназначенной для крепления горных выработок и монтажа щитовых крепей; разработана система контроля за подземным транспортом и его автоматическим управлением при одновременном движении подземных составов; предложена и реализована система автоматического управления ковшом погрузочной машины ППМ-3; разработана и изготовлена промышленная телевизионная установка для осмотра подземных взрывных камер; разработан и реализован метод слежения за движением пневмопробойников под землей.

За период руководства лабораторией М. М. Савкиным подготовлено 15 кандидатов наук, издано более 100 научных публикаций самостоятельно или в соавторстве с сотрудниками Института, в том числе несколько монографий, получено 15 авторских свидетельств и три зарубежных патента на изобретения.

После ухода на заслуженный отдых в 1980 г., Михаил Михайлович не прерывал связи с Институтом, с его структурами, а также с общественными организациями города. Он всегда с полной ответственностью исполнял значительный объем различных поручений: был избран членом Новосибирского горкома КПСС, Советского райкома КПСС, партбюро Института, возглавлял институтский Совет ветеранов войны, являлся членом Президиума и председателем Новосибирской территориальной группы национального комитета СССР по автоматическому управлению, был бессменным лектором общества «Знание», нештатным корреспондентом газеты «Советский воин», до последних дней активно работал в областном комитете народного контроля.

Научное направление, развитию которого М. М. Савкин отдал более 30 лет своей научной деятельности, в дальнейшем приобрело громадное значение в связи с бурным ростом автоматизации, телемеханики и вычислительной техники, а также разработкой и внедрением автоматизированных систем управления и робототехнических технологий на горных предприятиях страны и за рубежом. Учениками М. М. Савкина внедрена начатая еще при его жизни разработка радиосистемы рудничной оперативной связи «Сибирь-М» и ее модификаций с элементами адаптации, комбинированием радио и волоконно-оптических каналов передачи речевой и технологической информации; разработаны различные сенсорные «чувствующие» устройства и устройства дистанционного радиоуправления, а также автоматизированного и автоматического управления горными машинами.

Трудовые успехи Михаила Михайловича Савкина перед Родиной отмечены орденом Трудового Красного Знамени, семью медалями и многими почетными грамотами Президиума АН СССР, Президиума СО АН СССР, ВЦСПС, других организаций.

Ушел из жизни М. М. Савкин 27 сентября 1983 года и похоронен в Новосибирске.

О нем:
1. Л. В. Зворыгин, М. В. Курленя. «Летопись Института горного дела Сибирского отделения РАН. Люди, события, даты. 1943–2000». Новосибирск. 2004.
2. Автоматический диспетчер // Вечерний Новосибирск. – 1959. – декабрь.
3. Алексиенко Т. По фронтовым дорогам // За науку в Сибири. – 1962. – февраль.



Александр Дмитриевич Костылев

   

А. Д. Костылев родился 7 сентября 1924 года в селе Сагайское Каратузского района Красноярского края. Отец Александра Дмитриевича до 1932 г. занимался земледелием, имея небольшое личное хозяйство, состоящее из дома, надворных построек, двух лошадей и одной коровы. А позднее — служащий, работал бухгалтером в различных организациях г. Абакана и Новосибирска. В Абакане Александр Дмитриевич окончил среднюю школу и поступил учиться в Абаканский учительский институт на физико-математический факультет (1942 г.). После окончания первого курса в 1943 г. он выбирает более близкую душе специальность и переходит учиться в Новосибирский инженерно-строительный институт им. Куйбышева на факультет «Строительные машины и оборудование».

Прошли-пролетели студенческие годы, хотя и были нелегкими, военными. 28 июня 1948 г. состоялась успешная защита дипломного проекта на тему «Универсальный одноковшовый экскаватор на базе гусеничного трактора», получен диплом с отличием (в зачетной ведомости по всем предметам «отлично», за исключением одного — по рисованию «хорошо»), присвоена квалификация инженера-механика. Кроме этого члены Государственной экзаменационной комиссии при НИСИ рекомендовали А. Д. Костылева в аспирантуру.

Но вакансии в аспирантуру не оказалось и Александр Дмитриевич был направлен на работу в г. Tемир-Tay Карагандинской области Казахской ССР. Там он проработал с сентября 1948 по октябрь 1949 года в должности технического руководителя автотранспортной конторы треста Казметаллургстрой Министерства строительства предприятий тяжелой индустрии СССР.

Даже за такое непродолжительное время работы на этом предприятии Александр Дмитриевич получил такую производственную характеристику:

«…В работе инженер А. Д. Костылев показал себя исключительно знающим, опытным и инициативным работником. Он вел большую работу по введению новых и скоростных методов ремонта, внес много рационализаторских предложений, уже внедренных с большим эффектом в производство и давших экономию государству. Инженер А. Д. Костылев в полной мере оправдал доверие администрации по возложенной на него работе технического руководителя.

Тов. Костылев А. Д. дисциплинирован, служил примером для всех молодых специалистов, как в отношении работы, так и товарищеского обращения с рабочими в части передачи им своих знаний и опыта. Большой общественник и активист в жизни и работе цехов».

Надо сказать, что таким высоко моральным и человечным принципам в жизни, работе Александр Дмитриевич не изменял никогда.

Но призвание А. Д. Костылева было все-таки другое, чем непосредственное производство. И поскольку дипломный проект по экскаватору выполнялся по заданию Горно-геологического института ЗСФ АН СССР, он в ноябре 1949 г. вступает на научную стезю в должности младшего научного сотрудника лаборатории горных машин этого Института и верен ему до конца жизни. Судьба приготовила Александру Дмитриевичу громаднейший подарок в виде учителей Г. В. Родионова и Б. В. Суднишникова. Со временем он становится их активным сподвижником, а затем и сам принимает эстафетную палочку учителей сибирской школы машиноведов.

А. Д. Костылев прошел все трудовые ступеньки научно-исследовательского института: младший научный сотрудник (1949–56 гг.); старший научный сотрудник (1956–57 гг.); ученый секретарь Института (1957–62 гг.); заведующий лабораторией механизации горных работ (1962–88 гг.); заместитель директора по научной работе (1980–90 гг.); главный научный сотрудник Института горного дела СО РАН (с 1990 г.).

В 1954 г. Александру Дмитриевичу решением Ученого совета Томского политехнического института была присуждена ученая степень кандидата технических наук за работу «Исследование процесса черпания скальных пород с целью усовершенствования геометрии ковшей породопогрузочных машин», а 9 марта 1973 г. решением Высшей Аттестационной Комиссии (ВАК) ему присуждена ученая степень доктора технических наук. Защита самой диссертационной работы «Исследование и создание пневматических машин ударного действия для пробивания скважин в грунте» состоялось в 1971 г. Решением ВАК от 13 декабря 1974 г. А. Д. Костылев также утвержден в ученом звании профессора по специальности «Горные машины».

Основными направлениями исследований А. Д. Костылев за все время его научной деятельности являются механизация горного и строительного производства, динамика и прочность ударных, вибрационных машин, а также процессы взаимодействия этих машин с обрабатываемой средой, общие проблемы машиноведения.

В 1949–62 гг. основное внимание А. Д. Костылева было посвящено исследованию и созданию средств комплексной механизации погрузки и доставки горной массы при проведении подземных подготовительных и очистных выработок. Он выполнил весьма интересные исследования о влиянии вибрации на физико-механические свойства сыпучих тел. В результате исследования рабочего процесса шахтных погрузочных и погрузочно-доставочных машин, вибрационных устройств для выпуска сыпучих материалов из камер и блоков был обоснован ряд принципиально новых машин данного класса, разработаны основы их теории, инженерные методы расчета и конструирования. Совместно с Александровским и Копейским машиностроительными заводами, институтами НИПИГормаш и ГИПРОНикель в эти годы созданы вибрационные погрузочные и погрузочно-доставочные машины для угольной и рудной промышленности БПМ-1, УП-28, МПДР-012, ВПД-1, а также внесены существенные изменения в конструкции серийных погрузочных машин ППМ-4, ПМЛ-5. Ответственным исполнителем этих работ был А. Д. Костылев.

В 1952–53 гг. Александр Дмитриевич участвовал в разработке и экспериментальном обосновании землеройного комбайна для строительства оросительных каналов. В соавторстве А. Д. Костылев предложил принципиально новый тип машин для выпуска сыпучих материалов из камер и блоков — вибрационную ленту. Виброленты серийно выпускались Востокмашзаводом.

Результаты исследований периода 1949–62 гг. освещены в кандидатской диссертации Александра Дмитриевича, в его многочисленных статьях, книгах, наиболее крупными из которых явились: «Погрузочные машины. Основы конструирования, теория, расчет», соавторы — Г. В. Родионов, Я. Б. Кальницкий; «Конвейеры шахтных погрузочных машин», соавторы — К. С. Гурков, В. И. Креймер; «Шахтные погрузочные машины и питатели», соавторы — В. И. Креймер, Я. Б. Кальницкий; «Вибрационный выпуск руды из очистного пространства», соавтор — А. Я. Тишков; «Короткие рудничные конвейеры», соавторы — К. С. Гурков, В. И. Креймер; «Погрузочная машина ППМ-4М», соавторы — К. С. Гурков, А. И. Ющенко.

До 1958 г. Институт являлся головной организацией в Советском Союзе по вопросам исследования и создания шахтных погрузочных машин, а А. Д. Костылев был членом Всесоюзной комиссии по шахтным погрузочным машинам при ГНКТ СМ СССР.

А. Д. Костылев принимал участие в исследовании процесса разработки грунтов методом обрушения и создания машин, работающих с использованием этого метода. По его инициативе проведена также весьма интересная работа по вибрационной очистке ковшей экскаваторов.

С 1963 г. А. Д. Костылев является одним из руководителей работ по исследованию и созданию самопередвигающихся пневматических машин ударного действия для проходки скважин в грунте — пневмопробойников. В этом направлении при его активном участии проведены исследования рабочего процесса пневмопробойников, процесса взаимодействия их с грунтом, обоснованы и внедрены в производство механизмы реверса хода, методы и механизмы для управления движением машин в грунте, разработан и внедрен ряд новых эффективных технологий проходки скважин для бестраншейной прокладки подземных коммуникаций, закрепления их стенок, забивания в грунт строительных элементов и т.д. На Одесском заводе строительно-отделочных машин организован серийный выпуск пневмопробойников ИП4601, ИП4601А, ИП4603, ИП 4605, СО-134, СО-144, ПР-400, которые экспортировались более чем в 30 зарубежных стран. Институтом проданы лицензии на производство пневмопробойников и технологий их применения в США и ФРГ.

Результаты многолетних исследований и внедрения пневмопробойников освещены в следующих публикациях: «Самодвижущиеся пневматические машины ударного действия (пневмопробойники)», соавторы — Б. В. Суднишников, К. К. Тупицын; «Исследование процесса проходки скважин пневмопробойником», соавтор — Е. Н. Чередников; «Точность пробивания скважин и управление пневмопробойником при движении в грунте», соавтор — Н. П. Чепурной; «Опыт эксплуатации пневмопробойников и некоторые предложения по расширению области их применения», а также в докторской диссертации А. Д. Костылева.

Александр Дмитриевич осуществлял большую работу по прогнозированию путей развития технических средств и технологий бестраншейной прокладки подземных коммуникаций. Он взял на себя решение весьма сложной научно-технической задачи — создание управляемого пневмопробойника, движущегося по заданной траектории, которая признана Ученым советом Института одной из важнейших и приоритетных проблем. Эффективная работа А. Д. Костылева и возглавляемого им многочисленного коллектива позволила получить научные и практические результаты, обеспечившие создание в 1998 г. образца такого пневмопробойника.

Объемен и богат научный и интеллектуальный капитал А. Д. Костылева. Он автор или соавтор более 150 печатных работ, в том числе 11 монографий, о которых сказано ранее, а также автор или соавтор свыше трехсот изобретений. Активная изобретательская деятельность А. Д. Костылева заслуженно оценена Президиумом Верховного Совета РСФСР присвоением почетного звания «Заслуженный изобретатель РСФСР» (указ от 25 июля 1966 г.) и Президиумом Верховного Совета СССР присвоением почетного звания «Заслуженный изобретатель СССР» (указ от 19 января 1987 г.) с выдачей диплома № 007 (после Б. Е. Патона, С. Н. Федорова, Л. Н. Кошкина, Г. А. Илизарова, А. Н. Филипова и Л. И. Данилова). Не правда ли, эти фамилии говорят о многом, и среди них Александр Дмитриевич занял достойное место.

А. Д. Костылев являет собой тип ученого-организатора. При 26-летнем руководстве лабораторией механизации горных работ, являющейся одной из ведущих в Институте, а также одной из многочисленных и продуктивных, им подготовлено 25 докторов и кандидатов наук, 7 заслуженных изобретателей РСФСР, один заслуженный рационализатор РСФСР. Александр Дмитриевич создал в коллективе лаборатории творческую, деловую обстановку, за что заслужил прочный авторитет и глубокое уважение у всех сотрудников Института.

А. Д. Костылев достойно представлял нашу страну за рубежом, выполняя задания Президиума АН СССР, В/О «Машинэкспорт», В/О «Лицензторг», находясь в служебных командировках во Франции (1968 г., 1970 г.), США (1972 г., 1984 г.), Испании (1974 г.).

Многогранна общественно-научная деятельность, которую он исполнял, как и любую другую работу с особой тщательностью, ответственностью, компетентностью, будучи:
- членом и ответственным секретарем редколлегии и заместителем главного редактора журнала «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых»;
- ученым секретарем и заместителем председателя специализированного совета ИГД СО РАН по защите докторских диссертаций, членом совета по защите кандидатских диссертаций в Новосибирском электротехническом институте;
- членом, заместителем председателя, председателем координационного совета по программе «Строительство»;
- председателем Государственных экзаменационных комиссий в Новосибирском институте инженеров железнодорожного транспорта и в Центральном институте повышения квалификации в области патентной работы;
- членом экспертного совета ВАК;
- членом секции по механике и энергетике Объединенного ученого совета по физико-математическим и техническим наукам СО АН СССР;
- членом Новосибирского областного совета ВОИР, председателем объединенного совета ВОИР СО АН СССР.

Плодотворный труд Александра Дмитриевича отмечен двумя орденами «Знак Почета» (1967 г., 1976 г.), двумя медалями, а также золотыми, серебряными медалями и высшей наградой — Дипломом Почета ВДНХ СССР.

Скончался Александр Дмитриевич 25 января 2005 г. в Новосибирске.

ВОСПОМИНАНИЯ об Александре Дмитриевиче Костылеве »»


А. Д. Костылев с академиками Ю. Е. Нестерихиным и А. П. Александровым

Слева направо: А. И. Федулов, А. Д. Костылев, ак. А. П. Александров, А. М. Петреев, ак. Ю. Е. Нестерихин


Обсуждение перспектив сотрудничества. Слева направо: главный инженер «Главновосибирскстроя» Г. И. Рацкевич, нач. отдела треста «Оргтехстрой» В. А. Козлов, А. Д. Костылев, В. А. Григоращенко





Александр Иннокентьевич Федулов

   

Александр Иннокентьевич Федулов родился 30 июня 1924 г. в г. Новосибирске. Его отец в то время работал главным бухгалтером треста «Кузбассшахтопроект», мать – секретарем-машинисткой в Новосибирском авто-мото клубе. Закончив десятилетку (1932–42 гг.), в октябре месяце он поступил на первый курс Московского авиационно-технологического института (МАТИ), находившегося в эвакуации в Новосибирске. В августе 1943 г. переехал вместе с институтом в Москву. За участие в реэвакуации и восстановлении МАТИ указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 мая 1946 г. награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–45 гг.».

В мае 1948 г. Александр Инокентьевич закончил полный курс МАТИ по специальности «Технология механической обработки металлов в авиастроении» с присвоением квалификации инженера-технолога. Но еще раньше, в марте, Г. В. Родионов делает запрос в Министерство Высшего образования СССР (МВО СССР) о направлении А. И. Федулова в аспирантуру ГГИ ЗСФ АН СССР. Однако отдел распределения МВО СССР отказывает в этой просьбе и направляет Федулова мастером на Государственный союзный завод № 69 им. Ленина в Новосибирске. Однако, Г. В. Родионов через зам. Министра вооружений СССР осуществляет свою цель и Александра Иннокентьевича зачисляют в аспирантуру.

Срок аспирантуры успешно заканчивается в 1952 г. защитой в Томском политехническом институте кандидатской диссертации на тему «Результаты исследования резания пылевато-глинистых мерзлых грунтов». В мае 1955 г. А. И. Федулов был утвержден в звании старшего научного сотрудника по специальности «Горные машины».

Последующие исследования Александра Иннокентьевича, проводимые лично им или под его руководством как заведующего лабораторией мощных ударных разрушающих устройств (1974–88 гг.), посвящены ударному разрушению горных пород, каменных углей и различных крепких материалов. Было установлено влияние энергии удара и ее составляющих, а также массы ударяющего тела на процесс разрушения образцов конечных размеров; проведены исследования послойного ударного разрушения различных материалов, позволившие впервые разработать картину процесса ударного разрушения, показать его связь с энергией, частотой и скоростью перемещения инструмента. Для расчета мощных пневматических машин ударного действия разработана оригинальная математическая модель, основанная на использовании квазиодномерного подхода в решении задач газовой динамики применительно к явлениям, протекающим в воздушном тракте машины.

Полученные результаты позволили разработать оригинальные конструкции мощных навесных пневмомолотов, установок для дробления различных прочных материалов, нашедших широкое применение в промышленности и выпускавшихся серийно рядом заводов. Двум типам пневмомолотов в свое время присваивался «Знак качества».

Научные данные, полученные исследованиями ударного разрушения различных материалов, явились основой докторской диссертации А. И. Федулова «Исследование процесса ударного разрушения, создание и испытание некоторых горных машин ударного действия», которую он защитил в 1968 г. В 1976 г. был утвержден ВАК в звании профессора.

А. И. Федуловым (самостоятельно и в соавторстве) опубликовано более 130 работ и получено около 70 авторских свидетельств СССР и зарубежных патентов. Основные типы разработанных под его руководством и при непосредственном участии машин демонстрировались на ВДНХ и были награждены золотыми, серебряными, бронзовыми медалями. Александр Иннокентьевич в связи с этим удостоен звания «Заслуженный изобретатель РСФСР». А за успехи в области создания и внедрения машин и механизмов для тяжелых и трудоемких работ, выполненных совместно советскими и болгарскими учеными, он в 1981 г. в составе творческого коллектива был награжден премией Академии наук СССР и Болгарской Академии наук. Кроме этого за успехи в труде А. И. Федулов награжден орденом Трудового Красного Знамени (1971 г.), пятью отечественными и одной болгарской медалью, многими почетными грамотами министерств и ведомств.

А. И. Федулов неоднократно выезжал в служебные заграничные командировки: в Болгарию, ГДР, Западный Берлин, ФРГ, Швецию.

Александр Иннокентьевич принимал активное участие в подготовке инженерных кадров и кадров высшей квалификации. В течение пяти лет по совместительству, он являлся старшим преподавателем кафедры «Детали машин» новосибирского электротехнического института, где вел курс теории механизмов и машин, деталей машин, подъемно-транспортных устройств. В течение шести лет А. И. Федулов заведовал кафедрой «Механика» и в должности профессора (звание профессора Александру Иннокентьевичу было присвоено в 1976 г.) вел курсы деталей машин и подъемно-транспортных устройств в Новосибирском филиале Московского технологического института легкой промышленности. Им подготовлено 2 доктора и 18 кандидатов наук.

А. И. Федулов вел большую научно-организационную и общественную работу. Он являлся заместителем координатора комплексной целевой программы научно-технического сотрудничества АН СССР и БАН, членом Ученого совета Института и ученым секретарем диссертационных советов при ИГД СО АН СССР (ИГД СО РАН) и ИТПМ СО АН СССР. В течение двух лет А. И. Федулов избирался секретарем партбюро Западно-Сибирского филиала АН СССР (в КПСС вступил в 1947 г., будучи еще студентов МАТИ), членом и секретарем партбюро Института, членом Новосибирского горкома КПСС, депутатом Центрального райсовета г. Новосибирска двух созывов.

С 1988 по 2006 гг. Александр Иннокентьевич Федулов – главный научный сотрудник лаборатории горного машиноведения ИГД СО РАН.

Скончался Александр Иннокентьевич 29 июля 2006 г. и похоронен в Новосибирске.

ВОСПОМИНАНИЯ об Александре Иннокентьевиче Федулове »»

На заседании диссертационного совета ИГД СО РАН (2005).
Слева направо: чл.-корр. РАН. В. Н. Опарин, д.т.н., проф. А. И. Федулов

Участники Всероссийской конференции «Проблемы и перспективы горных наук» (2004).
Слева направо: д.т.н., проф. А. И. Федулов, д.ф.-м.н., проф. А. Ф. Ревуженко, Л. Н. Гахова, ак. Е. И. Шемякин, д.т.н., проф. К. Колев, к.т.н. Г. Михайлов (оба — Болгария)

Демонстрация образцов техники (70-е годы XX века).
Слева направо: д.т.н., проф. А. Д. Костылев, д.т.н., проф. А. И. Федулов, ак. А. П. Александров, ак. Ю. Е. Нестерихин

Специалисты-машиноведы Института горного дела СО АН СССР (1960).
Слева направо: нижний ряд – к.т.н. А. И. Федулов, д.т.н., проф. Г. В. Родионов, к.т.н. А. Д. Костылев; верхний ряд – к.т.н. П. А. Михирев, К. С. Гурков, А. К. Шадрин, к.т.н. В. В. Каменский, к.т.н. В. М. Владимиров

Испытания ковша активного действия (КАД).
Слева направо: Ю. М. Хамчуков, И. А. Недорезов, к.т.н. А. И. Федулов (60-е годы XX века)




Василий Николаевич Леонтьев
К 110-летию со дня рождения

   

25 января 2014 года исполняется 110 лет со дня рождения В. Н. Леонтьева, педагога и ученого, сподвижника чл.-корр. АН СССР. Н. А. Чинакала и чл.-корр. АН СССР. Т. Ф. Горбачева. Хотя Василий Николаевич не получил высоких званий, он оставил глубокий след в делах Томского политехнического и Кемеровского горного институтов (сейчас ТПУ и КузГТУ), а также Горно-геологического института ЗСФ АН СССР (сейчас ИГД им. А. Чинакала СО РАН).

В принципе, в каких единицах можно измерить педагогический и воспитательный вклад в ум и сердце студента, рядом работающего сотрудника и смежника по специальности в соседней лаборатории. Если по баллам в 100-единичной шкале, то В. Н. Леонтьеву меньше максимума никто бы не дал. Как ученый-горняк и многоопытный специалист в области подготовки горных инженеров и научных кадров Василий Николаевич остался в благодарной памяти его многочисленных питомцев незабываемым человеком, отличавшимся педагогическим мастерством, обширными знаниями горного дела, редчайшими организаторскими способностями и необыкновенным трудолюбием. Все это, включая его постоянную доброжелательность, исключительную доброту и порядочность, помогло многим, поступающим и поступившим в горные вузы, выбрать при собеседовании сознательно будущую горняцкую специальность и в последующие годы научиться творчески работать на угольных и рудных шахтах, в научно-исследовательских, проектно-конструкторских и учебных институтах.

Василий Николаевич родился в селе Усолье Иркутского округа в семье крестьянина из ссыльных. Начальное образование получил в железнодорожной школе на станции Иннокентьевская, затем окончил четыре класса реального училища в г. Иркутске и два подготовительных курса Иркутского практического политехнического института. По окончании подготовительных курсов в 1923 году Василий Николаевич перевелся в Сибирский технологический институт им. Ф. Э. Дзержинского (позднее Томский технологический институт…Томский политехнический институт). Случилось это, как будто, по комсомольской линии за успехи в спорте, хотя в комсомоле Василий не состоял. Учился он на рудничном отделении горного факультета ТТИ–ТПИ по специальности «Шахтное строительство».

На всех ступенях образования Василий учился добросовестно и ответственно. В свидетельстве об окончании института, выданном в феврале 1930 года, сказано, что им прослушан и сдан положительно 41 теоретический курс по основным предметам, выполнена 21 практическая и графическая работа, а также пройдена геодезическая, общая горная и специальные практики.

Факт, что в те времена продолжительность обучения в техническом ВУЗе была семь лет, обусловлена, по всей вероятности, количеством и сроками производственных практик. Например, за время учебы в институте Василий Николаевич отработал на производстве в должностях:
– откатчик рудника им. Октябрьской революции, Кривбасс (1925 г., 2 месяца);
– десятник на рудниках Билимбаевского завода треста «Гормет» (1926 г., 2 месяца);
– помощник участкового техника на шахте «Мария» треста «Донгуголь» (1927 г., 2 месяца);
– десятник, проектировщик инженерных сооружений рудника «Магистраль», Кривобасс (1928 г., 2 месяца). То есть студент практически руками и умом постигал свою будущую специальность. Смысл таких действий вполне оправдан. Как и Василий Николаевич такие горные инженеры всегда оставались верны своей профессии.

После успешного окончания горного факультета ТТИ Василий Николаевич получил направление на Первомайский рудник Карабашского медеплавильного комбината (Южный Урал), но по состоянию здоровья через полгода был вынужден прекратить производственную деятельность сменного инженера рудника и вернулся в Томск.

Так начался повторно его томский жизненный временной отрезок в ТПИ, продолжавшийся без малого 20 лет. С осени 1930 года сначала аспирант, далее ассистент, доцент (до 1941 года), затем снова доцент кафедры шахтного строительства (с 1942 года) и заведующий этой кафедрой (с 1944 года), заместитель декана и декан горного факультета (до 1951 года). В 1940 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Определение оптимальных размеров поперечного сечения штреков, проводимых по углю», в 1941 году утвержден в ученом звании доцента, а позднее, в 1962 году, в ученом звании старшего научного сотрудника.

Перерыв в работе ТПИ 1941–1942 гг. был вызван тем, что по просьбе Томского областного комитета ВКП(б) Василий Николаевич был командирован на Таштагольский рудник (Кемеровская область), где приказом по горному управлению Кузнецкого металлургического комбината им. И. В. Сталина от 16.08.1941 г. был назначен на должность начальника технического отдела рудоуправления. Необходимость такой командировки В. Н. Леонтьева в Таштагол в военное время вызывалась очень важными обстоятельствами. На руднике осваивалась новая технология подготовительных вскрышных работ позволяющая сократить сроки ввода его в эксплуатацию. Василию Николаевичу было поручено рассчитать и выполнить специальный массовый взрыв без каких-либо отрицательных последствий для горного производства и поселка. Успех был полный, поставленная задача выполнена и в марте 1942 года его отозвали к месту основной работы – видимо подготовка инженерных кадров была не менее важна для страны.

Вероятно, в этом была еще одна веская причина. Как упоминалось в начале публикации, В. Н. Леонтьев был в течение определенного времени сподвижником более известного научной общественности члена-корреспондента АН СССР. Н. А. Чинакала. И достоверный факт, что он в 1940–1944 гг. жил в Томске и заведовал в ТПИ кафедрой шахтного строительства после закончившего ссылку и уехавшего в Москву академика Л. Д. Шевякова. Николай Андреевич к 1944 году тоже начал готовить себе замену, а серьезный, исполнительный и работоспособный на кафедре доцент Леонтьев был без всяких сомнений для такой должности самой подходящей кандидатурой. И после назначения Н. А. Чинакала в феврале 1944 года директором Горно-геологического института ЗСФ АН СССР Василий Николаевич избирается заведующим кафедрой шахтного строительства ТПИ.

Исполняя обязанности доцента В. Н. Леонтьев классно и высоко квалифицированно читал лекции студентам по основным дисциплинам: «Буровые и взрывные работы», «Давление горных пород и рудничное крепление», «Проведение выработок». Кроме того им осуществлялось руководство курсовым и дипломным проектированием по специальностям шахтное строительство и разработка пластовых месторождений. Под руководством Василия Николаевича к 1945 году 47 дипломников ТПИ успешно закончили институт.

Работа педагога тогда приносит хорошие результаты, когда сам преподаватель тесно связан с производством, живет его нуждами и результаты научной деятельности внедряет в практику. Читая лекции и проводя практические занятия, В. Н. Леонтьев вместе со своими студентами занимается многими важными научно-техническими вопросами. Он выполнил большую работу по типизации сечений подготовительных выработок рудников Южного Кузбасса, результаты которой были немедленно внедрены в производство. Им же проведены эксперименты по установлению лучших форм резцов, применяемых для бурения шпуров, исследования по выбору рациональных схем расположения комплекта шпуров при взрывных работах в шахте. Одна из работ, непосредственно проведенная в шахте, позволила увеличить скорость проходки главного квершлага в два раза.

Определенным позитивным жизненным опытом в период с начала Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. было кучное повседневное общение В. Н. Леонтьева не только в учебных корпусах с местными и эвакуированными преподавателями и учеными. Они, как и семья Василия Николаевича, проживали рядом в институтском городке: энергетик А. А. Воробьев, механик проф. В. Д. Кузнецов, машиностроитель проф. А. М. Розенберг, горняк проф. Д. А. Стрельников, геологи – профессора Ю. А. Кузнецов, М. А. Усов, Ф. Н. Шахов. Во время войны в результате эвакуации к Леонтьевым в квартиру была определена семья П. Л. Калантарова – профессора Ленинградского политехнического института, автора знаменитого учебника по теоретическом основам электротехники. А в главном корпусе политехнического института разместили Ленинградское артиллерийское училище, офицеры-преподаватели которого также навещали Василия Николаевича покурить, обсудить дела на фронте. Новые знакомства, новые общения – все в копилку жизненного опыта.

В. Н. Леонтьев, изучив богатейший опыт томских ученых и историю становления и развития Томского и других политехнических института, стал убежденным сторонником политехнического образования. Можно полагать, что эта убежденность послужила одной из причин, предопределивших приглашение Василия Николаевича работать заместителем директора по учебной и научной работе Кемеровского горного института, открытие которого состоялось в апреле 1950 года. Приглашение исходило от назначенного директором-организатором кандидата технических наук Т. Ф. Горбачева, работавшего в 1946–1950 гг. главным инженером комбината «Кузбассуголь». Тимофей Федорович окончил горный факультет ТПИ в 1928 году и в 1931–1933 гг. по совместительству работал преподавателем-ассистентом на кафедре разработки пластовых месторождений, возглавляемой его учителем профессором Д. А. Стрельниковым.

Под руководством и активной всесторонней помощи Т. Ф. Горбачева Василий Николаевич в 1951–1955 гг. много труда и энергии отдал организации открывающегося института и формированию профессорско-преподавательского коллектива. Уже в первые годы им удалось определить перспективы нового учебного заведения, во многом унаследовавшего богатый опыт Томского политехнического института. Осуществив эту перспективную задачу, они первыми заложили основы создания Кузбасского политехнического института, а теперь уже Кузбасского технического университета.

В 1954 году Т. Ф. Горбачев получил новое назначение. Он заменил ушедшего в отставку академика А. А. Скочинского с поста председателя Западно-Сибирского филиала АН СССР, а с 1957 года, когда было создано Сибирское отделение АН СССР, Тимофей Федорович стал заместителем председателя Сибирского отделения академика М. А. Лаврентьева.

Работы у чл.-корр. АН СССР. Т. Ф. Горбачева было невпроворот, т.к. нужно было курировать все строительное хозяйство Академгородка, финансовую и кадровую деятельность, да и про науку не забывать. Ему нужны были вновь надежные помощники, сподвижники.

В Горно-геологический институт Западно-Сибирского филиала АН СССР, который при создании Сибирского отделения был разделен на два – Институт горного дела и Институт геологии и геофизики В. Н. Леонтьев перешел в 1955 г. Вот здесь, в Институте горного дела Василий Николаевич проработал до последних дней своей жизни. «Новосибирский» период в полной мере раскрыл его педагогические, научные и организаторские способности.

В 1958 году по инициативе Т. Ф. Горбачева в Институте была организована лаборатория горного давления. С первых же дней рождения лаборатории бессменным помощником заведующего и его неизменным заместителем вновь становится Василий Николаевич Леонтьев. Как талантливый организатор он очень много сделал для формирования коллектива лаборатории и создания условий, предопределивших успехи многих ее сотрудников. При этом он всегда проявлял не только качества руководителя, воспитателя и человека с большим жизненным опытом, но и лучшие человеческие качества – доброжелательность, терпение, глубокую заинтересованность в судьбе каждого.

На первых этапах исследования лаборатории были направлены на выявление закономерностей и особенностей формирования горного давления в массиве пород в условиях подземной разработки мощных крутопадающих пластов угля в Кузбассе, а также на поиск возможностей управления им с увеличением глубины горных работ. По поручению Т. Ф. Горбачева рабочий вариант общей методики комплексных исследований горного давления с привлечением натурных, лабораторных и аналитических методов был подготовлен ведущими сотрудниками лаборатории: В. Н. Леонтьевым, Г. И. Грицко, М. В. Курленей, Г. Е. Посоховым, В. А. Шалауровым. Разработанная в лаборатории методика комплексных исследований горного давления долгие годы служила добротным ориентиром для геомехаников, поскольку предусматривала ряд новых подходов в изучении состояния породного массива. Непосредственное участие принимал Василий Николаевич в исследовании и испытании комбинированной камерно-щитовой системы на шахте «Тайбинская», а также в опытно-промышленной проверке новой системы разработки полосами по восстанию с полной закладкой выработанного пространства.

Важной вехой в научной карьере Василия Николаевича было назначение его в 1959 году ученым секретарем Научного совета по проблеме горного давления, который был создан при ИГД СО АН СССР для обеспечения комплексности исследований и координации научно-исследовательских работ. В состав Научного совета вошли представители 15 научно-исследовательских, проектно-конструкторских организаций и вузов Сибирского региона, работавших по данной проблеме. На этом посту он выполнял большую многоплановую работу по координации исследований, решал многочисленные организационные и методические вопросы; готовил и успешно проводил ежегодные региональные научно-координационные совещания, всесоюзные семинары и конференции.

В. Н. Леонтьев известен также как автор ряда оригинальных предложений и идей, выходящих за рамки повседневной текущей работы. Здесь следует назвать его предложения по созданию сбоечно-буровой машины нового типа; оригинального средства отбойки угля в шахтах, заменяющего взрывчатые вещества – «советский эрдокс»; электрического отбойного молотка; управлению горным давлением и креплению горных выработок с помощью льда и даже по преобразованию климата Сибири.

Педагогическая и научная деятельность В. Н. Леонтьева была по достоинству оценена руководством институтов, вышестоящими организациями, правительством. Он награжден орденом Трудового Красного Знамени (1946); медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» (1946) и «За трудовую доблесть» (1948). Василий Николаевич отмечен Похвальным листом лучшему ударнику социалистического соревнования Народного Комиссариата Угольной Промышленности СССР (1940) и Похвальным листом дирекции ТПИ в день пятидесятилетнего юбилея института 1896–1946 гг; похвальными грамотами Западно-Сибирского правления НТО-горное (1962), Института горного дела СО АН СССР (1964 – трижды, 1965, 1967), Президиума СО АН СССР (1962, 1964 – дважды), Минуглепрома СССР и ЦК профсоюза рабочих угольной промышленности (1969).

В 1948 году В. Н. Леонтьеву было присвоено персональное звание горный директор.

Но, вероятно, не менее приятной и существенной для молодого преподавателя Сибирского горного института (ТТИ–ТПИ) В. Н. Леонтьева была одна из первых наград по приказу от 28 апреля 1932 г. ВРИО директора Глебова, гласившего: «В день 1-го мая, великого праздника трудящихся всего мира, дирекция СГИ отмечает ряд достижений в области подготовки квалифицированных кадров пролетарских специалистов для каменноугольной промышленности Западной Сибири…Отмечая подлинную борьбу за ударный Институт, за высокое качество учебно-производственной работы объявляю:
…3. Помощнику заведующего шахтно-строительной специальности и зав. кабинетом Леонтьеву Василию Николаевичу, подлинному энтузиасту в деле создания и благоустройства учебно-воспитательных учреждений и за ударную работу по специальности объявляю благодарность и премирую денежной суммой в 200 рублей».

Или такой приказ по Томскому индустриальному институту от 7 ноября 1938 года за подписью директора Горшенина: «За успешную работу по набору студентов в 1938 г., умелую организацию работ в приемной комиссии, в результате чего контрольная цифра набора была перевыполнена, научному работнику т. Леонтьеву В. Н. объявить благодарность по институту и премировать командировкой по заводам Советского Союза».

Не в Крым отправить, а по заводам, опять же для работы. Не наши были времена, расслабляться не приходилось.

Кроме того, Василий Николаевич умело сочетал основную производственную деятельность с общественными обязанностями: в ТТИ–ТПИ – председатель месткома, секретарь парторганизации института, депутат Томского городского совета депутатов трудящихся (1950–1951), член Томского городского комитета профсоюза работников высшей школы и научных учреждений (1944–1945); в ИГД СО АН СССР – член партбюро института и председатель группы содействия партийно-государственному контролю.

Василия Николаевича Леонтьева уже давно нет на белом свете, он ушел из жизни в 1969 году в возрасте 65 лет, но его дела и теплые, человеческие воспоминания о нем остаются не тленными в музейном пространстве Института горного дела им. Н. А. Чинакала СО РАН.



Михаил Калинкович Коровин – заместитель директора Горно-геологического института Западно-Сибирского филиала АН СССР в 1944–1956 гг.

   

Обладая талантом организатора и привлекая из Томского политехнического института в Горно-геологический институт ЗСФ АН СССР неординарных ученых-геологов, Михаил Калинкович способствовал широкому развитию геологических, минералогических, петрографических исследований в г. Новосибирске, одним из первых на научной основе предсказал нефтеносность Западно-Сибирской платформы.

Родился в с. Соныча Черниговской губернии (Украина) в семье крестьянина-торговца. После начальной школы закончил духовное училище (г. Северск) и духовную семинарию (г. Курск). Но дальнейший свой жизненный путь М. К. Коровин связал не со служением Богу, а с геологией. Продолжительное время он посвятил учебе на горном факультете Томского технологического института (1904–1914) по геологической специальности, но это было обусловлено объективными причинами. Не имея средств для проживания и оплаты за учебу, он совмещал ее с трудовой деятельностью в форме частных уроков и геодезических работ по внутри надельному размежеванию крестьянских земель в районе г. Томска.

Самостоятельную научно-исследовательскую работу М. К. Коровин начал в 1913 г., когда им был изучен Кударинский район в Северной Монголии (в составе экспедиции академика М. А. Усова) и нашедшей отражение в его первой печатной публикации.

Непродолжительное время после окончания института (до октября 1914 г.) М. К. Коровин работал геологом в Ленском золотоносном районе (г. Бодайбо). Далее, до переезда в г. Новосибирск в 1944 году, вся его многогранная педагогическая, научная и научно-организационная деятельность была связана с Томским технологическим – политехническим институтом (I) и другими учреждениями города Томска (II).

Его послужная анкета за этот период такова:
I
• ассистент кафедры исторической геологии ТТИ (1914 – 1921);
• зав. кафедрой исторической геологии ТТИ–ТПИ (1921 – 1945);
• член президиума и декан горного факультета ТТИ (1921 – 1925);
• декан геолого-разведочного факультета ТТИ (1933 – 1939);
• редактор «Известий» и заведующий издательством ТТИ (1939 – 1944);
• начальник научно-исследовательского сектора ТТИ (1941 – 1944;
II
• преподаватель геологии на Томских технических курсах, в Томском политехникуме, и Томских женских высших курсах (1915 – 1918);
• ученый секретарь и заместитель председателя Сибирского геологического комитета (позднее Западно-Сибирский геологический трест, Геологическое управление) (1918 – 1920 и 1920 – 1922);
• старший геолог выше сказанных организаций (1918 – 1930);
• старший геолог Восточно-Сибирского геологического треста (1923 – 1934);
• заведующий геологическим бюро, редактор геологических изданий, зам. управляющего Томским отделением Научно-исследовательского угольного института Кузбассугля (г. Новосибирск) (1934 – 1937);
• редактор отдела палеонтологии и исторической геологии Сибирской советской энциклопедии (1928 – 1932);
• руководил работами по освоению местного топлива в Томской области (1941 – 1942);
• консультант Западно-Сибирского геолого-разведочного треста Наркомнефти (1941).

М. К. Коровин уделял огромное внимание не только педагогической и научно-организационной работе, он умел донести достигнутые результаты до широкой общественности. Начиная с 1923 г. он участвовал в многочисленных областных, краевых и союзных съездах; конференциях; общественных и государственных мероприятиях, выступая на них с докладами:

• в Иркутске по вопросу об открытых работах в Черемховском районе (1923);
• в Иркутске и затем в Москве на ВСНХ по соляной проблеме Восточной Сибири (1925);
• в Черемхово по пятилетнему плану угольной промышленности в Восточной Сибири (1927);
• на 1-ом Сибирском краевом исследовательском съезде (1928);
• на конференции Сибкрайплана (1929);
• в Москве на президиуме ВСНХ по проблеме жидкого топлива в Сибири (1930);
• в Ленинграде на Всесоюзной угольной конференции (1930);
• в Томске на Сибирской сессии НТС каменноугольной промышленности ВСНХ (1931);
• на 1-ом Научно-исследовательском съезде Восточной Сибири в Иркутске (1931);
• в Хакасии (г. Абакан) по коксовой проблеме в Минусинском бассейне (1931);
• в Москве на конференции Госплана по II пятилетнему плану (1932);
• в Новосибирске на сессии АН СССР (1932);
• в Новосибирске на 1-ом краевом энергетическом съезде (1932);
• на 1-ом краевом съезде по изучению производительных сил Красноярского края (1933);
• в Москве на XVII сессии Международного геологического конгресса (1937);
• в Красноярске на конференции по геологоразведочному делу (1938);
• на конференции по изучению производительных сил Сибири в Томске (1939);
• на конференции по нефтеносности Западной Сибири в Новосибирске (1941);
• на конференции ТИИ по случаю 25-летия Октябрьской революции (1942).

На этапе трудовой деятельности в ТТИ–ТИИ. М. К. Коровин был утвержден профессором (1924), награжден орденом Трудового Красного Знамени (1940), удостоен звания «Заслуженный деятель науки и техники РСФСР» (1944).

Новосибирский этап (1944–1956) трудовой деятельности М. К. Коровина также объемный и впечатляющий.

Выбор М. К. Коровина на должность заместителя директора Горно-геологического института ЗСФ АН СССР у Н. А. Чинакала, естественно, не был случайным. Находясь в Томске, работая в ТИИ, Томском комитете ученых и «Бюро Чинакала», Николай Андреевич безусловно встречался и общался с М. К. Коровиным, знал его организаторский и научный потенциал. Поэтому их совместная работа в ГГИ ЗСФ АН СССР с первых шагов была целенаправленной в постановке и решении проблемных задач.

В Институте было организовано два сектора: горный и геологический, которыми соответственно руководили Н. А. Чинакал и М. К. Коровин.

В организационный период работы Института (1944–1947) внимание уделялось подбору кадров, формированию тематики, созданию материальной и производственной базы, обеспечению сотрудников жильем, установлению связей с производством, координации научных работ.

Прибывали ученые из Томска и других городов, кое-как и кое-где размещались «на первое время», растянувшееся, правда, на годы, находили свободный угол в зданиях бывшей фельдшерской школы по ул. Мичурина и по ул. Фрунзе, освободившееся из-под госпиталя, где еще не закончились переделки, и приступали к научно-исследовательской работе. Это были истинно бескорыстные люди и энтузиасты своего дела.

Летом 1944 г. оба сектора уже вели научную работу. В первые послевоенные годы филиал и Институт при содействии местных организаций, особенно Западно-Сибирского геологического управления, смогли снарядить ряд геологических экспедиций и отрядов в Кузбассе, на Алтае, в Кузнецкий Алатау, Западные Саяны и другие районы Сибири.

Установление деловых контактов с работниками промышленности, информирование специалистов народного хозяйства о планах научных исследований, выявление задач, в решении которых ученые могут помочь производственникам, создание научного коллектива – всем этим занимался тогда Н. А. Чинакал и М. К. Коровин и немногочисленный научный штаб ГГИ ЗСФ АН СССР.

Западно-Сибирский филиал АН СССР и Институт участвовали в разработке планов развития народного хозяйства краев и областей Сибири на 1945–1950 гг., в работах Южно-Енисейской комплексной экспедиции СОПС АН СССР, в конференции по развитию производительных сил Кузбасса.

Работы геологического сектора Института, руководимого заслуженным деятелем науки и техники РСФСР, профессором М. К. Коровиным, особенно в области расширения железорудной базы и научного обоснования поисков нефти в Сибири, явились отправными для последующих исследований геологов, работающих в этом направлении в условиях Сибири. За эти результаты М. К. Коровин награжден орденом Ленина (1946) и удостоен посмертно вместе с геологами и буровиками высокого звания лауреата Ленинской премии (1966) «За научное обоснование перспектив нефтегазоносности Западно-Сибирской низменности и открытие первого в этой провинции Березовского газоносного района» (в авторском коллективе).

В начале 1949 г. в геологическом секторе было уже 5 лабораторий: петрографии, палеонтологии с кабинетом микропалеонтологии и карпологии; рудных месторождений. В геологическом секторе ГГИ успешно трудились А. А. Белицкий, Н. Х. Белоус, Г. В. Пинус, Е. П. Матвеева и многие другие, составившие в дальнейшем основной состав Института геологии и геофизики СО АН СССР.

С помощью этих ученых Горно-геологический институт ЗСФ АН СССР, возглавляемый Н. А. Чинакалом, становится инициатором поисков нефти и газа в Сибири, освоения и расширения железорудной базы Горной Шории, исследования уникального в Западной Сибири Бокчарского месторождения железных руд.

Н. А. Чинакала, М. К. Коровина и их сподвижников по ГГИ смело можно назвать одними из первых, поднимавшими вопрос о сибирской нефти. Сейчас, когда в Тюменской и Томской областях нефтеразведчики открывают месторождение за месторождением, когда фонтан за фонтаном ударяет в низкое северное небо, нелишне еще раз вспомнить, кто стоял у истоков идеи поисков черного золота в сибирских краях.

Сибирские геологи – ученики М. А. Усова.
Слева направо: профессора А. М. Кузьмин, В. А. Нуднер, Ф. Н. Шахов, М. К. Коровин, А. А. Белицкий, Л. Л. Халфин, Ю. А. Кузнецов, К. В. Радугин (1938 г.)




Николай Андреевич Чинакал
К 125-летию со дня рождения

Cпециалист и ученый в области вскрытия, шахтного строительства, систем разработки полезных ископаемых и механизации горных работ. Имя Н. А. Чинакала вошло в историю горного дела России и мировой науки. Доктор технических наук, профессор (1941). Член-корреспондент АН СССР (1958). Лауреат Сталинской премии за разработку и внедрение метода щитовой разработки мощных крутопадающих пластов угля (1943) и Ленинской премии за разработку научных основ, создание и внедрение в производство комплекса высокопроизводительных механизмов для бурения скважин в подземных условиях (1966). Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1959). Герой Социалистического Труда (1967).

   

Николай Андреевич Чинакал родился в деревне Нур-Али (Крым). Окончил Екатеринославское горное училище в 1912 г. (Днепропетровский горный институт).

Начал трудовую деятельность в Донбассе: заведующий шахтой № 4 рудника «Ветка» в Юзовке (1912–1915), заведующий рудником «Нижняя Крыня» в Енакиеве (1915–1916), заведующий рудником Алексеевского горнопромышленного общества в Макеевке (1916–1918), заведующий рудником Дедикова в Моспино (1918–1920), помощник райуполномоченного Центрального правления каменноугольной промышленности в Макеевке (1920–1921). Далее: заместитель заведующего экономическим отделом ЦК Всероссийского союза горнорабочих (Москва, 1921–1923); заведующий отделом механизации Донугля (Харьков, 1923–1928). Имел заграничную командировку в Англию, США, Германию (1924–1925).

Н. А. Чинакал внес значительный вклад в восстановление и механизацию угольных шахт Донбасса после гражданской войны на юге России. Он предложил и внедрил двухтонные вагонетки с широкой колеей, новые врубовые машины, единое напряжение для всех машин при подземной добыче угля. При его активном участии механизированная добыча угля в Донецком бассейне возросла по сравнению с 1922 годом (180 тыс. т) до 3 млн т. в 1927 году, то есть увеличилась в 16.6 раза. В 1928 г. Николай Андреевич был привлечен к судебной ответственности по «шахтинскому делу», осужден и отбывал тюремное заключение (1928–1930). Так, в последствии реабилитированный, Н. А. Чинакал оказался в Сибири, где его трудовая деятельность отмечена следующими вехами: заместитель главного инженера особого проектно-строительного бюро № 14 при ПП ГПТУ (Новосибирск, 1930–1931); районный инженер, заведующий отделом капитальных работ, главный инженер проектного управления комбината «Кузбассуголь» (Новосибирск, 1931–1936); начальник технического отдела шахты им. Сталина (Прокопьевск, 1936–1938); научный сотрудник Кузнецкого научно-исследовательского угольного института (Прокопьевск, 1938–1940); зав. кафедрой нового шахтного строительства в Томском политехническом институте (1940–1944); директор Горно-геологического института, Западно-Сибирского филиала АН СССР (1944–1957) и Института горного дела Сибирского отделения АН СССР (1957–1972), заведующий горным отделом ИГД СО АН СССР (Новосибирск, 1972–1979).

Для Кузнецкого угольного бассейна и угольной промышленности СССР в целом заслуга Н. А. Чинакала еще более весома. Он – автор первой передвижной крепи для мощных крутых пластов – «щит Чинакала» – и щитовой системы разработки, обеспечившей в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг. повышение добычи коксующихся углей в Кузбассе в 2–3 раза и тем самым позволившей восполнить потери, связанные с оккупацией Донбасса и Подмосковного бассейна. С использованием «щитов Чинакала» производительность очистного забоя достигла 15–20 тыс. т угля в месяц. Кроме улучшения технико-экономических показателей добычи угля, щитовая система значительно облегчила труд шахтеров, освободила их от тяжелых работ по креплению призабойного пространства и создала безопасные условия труда. До последних лет щитовая система являлась ведущей при разработке крутых крутонаклонных пластов. Удельная доля ее применения находилась в пределах 50%.

Щитовая система разработки положила начало совершенно новому направлению в развитии технологии добычи угля под передвижными механизированными крепями не только на крутых, но и наклонных, и пологих пластах. Она нашла применение и в рудной промышленности. Общепризнанно, что щитовая система разработки явилась новым техническим направлением и выдающимся достижением не только советской, но и мировой техники. Открытие и широкое промышленное внедрение щитовой системы разработки угольных пластов Всемирный конгресс угольщиков в Париже (1956) отметил как наиболее выдающееся событие в развитии горной науки XX века.

В 1940 г. Н. А. Чинакал был приглашен в Томский политехнический институт им. С. М. Кирова, где он проработал в должности профессора и заведующего кафедрой нового шахтного строительства до 1944 г. Такому приглашению предшествовало решение Всесоюзного комитета по делам высшей школы СНК СССР организовать в ТПИ с 1940 года подготовку горных инженеров по специальностям: «Разработка месторождений», «Шахтное строительство», «Маркшейдерское дело» и «Горная электромеханика». Данное решение было принято в связи с широким развитием угледобычи в Кузбассе, Хакасии и в Иркутском бассейне, созданием в Сибири мощной железорудной и марганцевой промышленности, ростом добычи цветных металлов и золота в Кемеровской области, на Алтае и в Красноярском крае. Все это способствовало дальнейшему развитию Томской научной горной школы.

Н. А. Чинакал, являясь заведующим кафедрой нового шахтного строительства, тесно сотрудничал с бывшими выпускниками ТПИ, число которых увеличивалось с каждым годом. Это профессор Шмаргунов К. Н., профессора, доктора наук и заведующие кафедрами Стрельников Д. А., Галахов Ф. В. Баканов Г. Е., Бетехин А. С., Балашев И. А., Прибытков А. И., Проскурин В. В., Алимов О. Д., Леонтьев В. Н. и другие.

Период работы Николая Андреевича Чинакала в Томске (1940–1944) характеризуется большой организационной деятельностью по обеспечению учебного процесса на руководимой им кафедре нового шахтного строительства. Преподавание основ теории и практики на горном факультете ТПИ велось в основном по разделу горнорудной промышленности. Предстояло организовать преподавание по разделу каменноугольной промышленности. Большую помощь в этой работе оказали ему профессор Д. А. Стрельников, а также В. Н. Леонтьев и Г. Е. Баканов.

Наступившая Великая Отечественная война потребовала мобилизации всех ресурсов, в том числе и в горной промышленности. Н. А. Чинакал включился в активную помощь комбинату Кузбассуголь по более широкому использованию щитовой системы, увеличению добычи коксующихся углей, в которых остро нуждалась оборонная промышленность страны. Одновременно он консультировал предприятия по разработке торфа для нужд местной промышленности через Томский комитет ученых.

Важным событием для Томского комитета ученых явилась также организация на основании приказа Народного комиссариата угольной промышленности СССР № 179а от 26 июля 1943 г. при Томском электромеханическом заводе Главуглемаша Специального проектно-строительного «Бюро Чинакала». «Бюро Чинакала» занималось созданием более совершенных щитовых крепей и проектированием щитовой системы для разнообразных горно-геологических условий залегания угольных пластов по мощности, углам падения и другим факторам. В его работе принимали активное участие научные работники ТПИ к.т.н. А. Т. Мартыненко, к.т.н. Д. Г. Станько, к.т.н. П. М. Алабужев и студенты горного факультета.

В феврале 1944 года профессор Н. А. Чинакал был утвержден директором ГГИ ЗСФ АН СССР. Заместителем Николая Андреевича стал д.г.-м. профессор М. К. Коровин, позднее лауреат Ленинской премии, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, а ученым секретарем – д.г.-м.н., профессор Г. Л. Поспелов.

Генеральное направление деятельности института определялось Н. А. Чинакалом в творческом содружестве с академиком А. А. Скочинским, д.т.н. К. Н. Шмаргуновым, д.г.-м.н. М. К. Коровиным. С самого начала в институте было организовано два сектора: горный и геологический–которыми соответственно руководили Н. А. Чинакал и М. К. Коровин.

Менее чем за пять лет Николай Андреевич сформировал коллектив, способный решать насущные и перспективные задачи. Уже в начале 1949 года горный сектор института имел пять действующих лабораторий: горного давления и систем разработки; механизации; машин ударного действия; безопасности и гигиены труда горнорабочих; обогащения полезных ископаемых. И столько же лабораторий, «паритетный» геологический сектор: топлива с кабинетом углепетрографии и литологии; структурной и общей геологии; петрографии; палеонтологии с кабинетом микропалеонтологии и карпологии; рудных месторождений.

Основу коллектива горного сектора составили машиноведы и технологи Б. В. Суднишников, М. М. Савкин, Г. В. Родионов, В. Т. Дзюбенко, Н. В. Маревич, Ф. А. Барышников, Н. Г. Дубынин, П. М. Емельянов, П. Т. Приходько, Н. Г. Концов и другие.

Будучи истинным горняком, Н. А. Чинакал собрал в институте и сильных геологов. Это были известные в Сибири ученые, цвет геологического сектора – М. К. Коровин, В. А. Кузнецов, А. А. Белицкий, Г. Л. Поспелов, Н. Х. Белоус, Е. П. Матвеева и др. И, благодаря этим авторитетным и инициативным специалистам, ГГИ оказывается в центре событий: освоение и расширение железорудной базы в Горной Шории, исследования уникального в Западной Сибири Бокчарского месторождения железных руд, форсирование поисков нефти и газа – приближение того самого «открытия века», значение которого для страны переоценить невозможно.

С образованием Сибирского отделения АН СССР (1957) и учреждения Института геологии и геофизики СО АН СССР большинство ученых-геологов перешло работать в этот институт, тематика геологического направления в ГГИ (ИГД) была закрыта.

Основные достижения исследований и мероприятий горного направления, руководимого Н. А. Чинакалом коллективом (1944–1972) коротко могут быть обозначены следующим образом.
• Для сибирской железорудной базы, а затем и в общем объеме отрасли, создан и внедрен комплекс высокопроизводительных механизмов для бурения глубоких скважин в подземных условиях, средств перемещения и вибровыпуска руды, ставших основой новой и эффективной системы разработки при непрерывном этажно-принудительном обрушении рудной залежи (Ленинская премия и Премия Совета Министров СССР).
• Ярким взлетом научной мысли в коллективе института явилась разработка целого ряда новых машин для прокладки подземных коммуникаций – пневмопробойников, «подземных ракет», «магических кротов». К завершению поста директора Н. А. Чинакалом (1972) пневмопробойники покупали фирмы 32 зарубежных стран. На международной Ганноверской ярмарке (1969) глава крупной австралийской фирмы воскликнул: «Это еще одно чудо XX века, я покупаю машину немедленно!». В течение длительного времени советскому В/О Машиноэкспорт, а тем более Сибирскому отделению АН СССР, продажа за рубеж пневмопробойников приносила значительные валютные поступления.
• Завершив в основе «щитовую эпопею» разработки крутых угольных пластов в поле деятельности Н. А. Чинакала является новый объект – Томь-Усинское угольное месторождение Кузбасса. Район совершенно неосвоенный, горно-геологические условия его не имели аналогов ни в СССР, ни за границей. Необходимы были и не имеющие аналогов научно-техниченские решения. Николай Андреевич, опираясь на геологов и горняков института, последовательно «атакует» государственные органы, доказывая необходимость освоения этого трудного, но богатейшего района. В результате последовал совместный приказ № 316 от 31 декабря 1946 г. Академии наук СССР и Министерства угольной промышленности СССР, определивший Н. А. Чинакала председателем специальной комиссии по освоению Томь-Усинского месторождения. При ГГИ ЗСФ АН СССР было организовано десять рабочих групп многопрофильной специализации, в которые вошли специалисты трех институтов ЗСФ, Западно-Сибирского геолого-разведочного управления, Томского политехнического института, Востокшахтопроекта, КузНИУИ, Кузбасскомбината, Кузбассуглеразведки, Кузбассшахтостроя, КМК. Шла напряженная работа: поездки на месторождение, сбор и обработка данных, расчеты, консультативные совещания…

Осенью 1947 г. в Кемерово состоялась научная сессия, на которой Н. А. Чинакал доложил коллективный труд «Методы освоения Томь-Усинского месторождения коксующихся углей». Выводы и предложения комиссии были полностью одобрены. В итоге конечный результат – ныне город Междуреченск с шахтами стоят там, где их запланировали члены комиссии во главе с Н. А. Чинакалом.

Жизненный путь Н. А. Чинакала пришелся на сложное переменчивое время революции и войны, разрухи, восстановления народного хозяйства и индустриализации, репрессий. Все это не помешало Н. А. Чинакалу в любое время и на любом посту беззаветно служить горному делу и горной науке, ставя во главу угла общественные интересы Родины. Поэтому закономерны его награды. Кроме Сталинской и Ленинской премий он награжден орденом «Знак Почета», двумя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами Ленина, золотой медалью «Серп и Молот» и другими медалями, знаком «Шахтерская слава» трех степеней.

Директор ИГД СО АН СССР. Н. А. Чинакал с выпускниками ТПИ. М. М. Савкиным, Н. П. Ряшенцевым, Б. В. Суднишниковым, П. М. Емельяновым

Автор щитовой системы Н. А. Чинакал дает пояснения Первому секретарю ЦК КПСС Хрущеву Н. С.
Присутствуют: Председатель Президиума СО АН СССР Лаврентьев М. А. и Первый секретарь Новосибирского обкома КПСС Горячев Ф. С.




Гелий Романович Бочкарев

   

Гелий Романович Бочкарев родился 27 октября 1933 года в селе Батени Красноярского края. Отец – ветеринарный врач, мать – домохозяйка. После окончания средней школы (1951 г.) поступил в Томский политехнический институт на факультет «Обогащение и брикетирование углей». Учебу в ТПИ завершил в 1956 г. по специальности «Обогащение полезных ископаемых» с присвоением квалификации горного инженера-технолога. После непродолжительной работы инженером промышленно-исследовательского отдела института Кузбассгипрошахт (1956–1957 гг.), располагавшегося тогда еще в Новосибирске, Гелий Романович переходит в наш Институт младшим научным сотрудником в лабораторию обогащения, в которой пребывает и по сей день. Его исследовательская работа в Институте началась под руководством Ф. А. Барышникова, а затем и сам Г. Р. Бочкарев стал лидером многих научных заделов.

Гелий Романович, приступив к работе в Институте, был назначен исполнителем весьма актуальной и проблемной темы: «Усовершенствование процессов и аппаратов для обогащения угольной мелочи из углей Кузбасса и Западной Сибири». Уже с первых этапов выполнения темы результаты как в научном, так и в практическом плане были весьма успешными, имевшими прицел на дальнейшую блестящую перспективу. Им были проведены углубленные исследования процесса сгущения угольных шламов в гидроциклоне, изучен вопрос влияния конструктивных параметров гидроциклона и технологических факторов на процесс сгущения. Аналитические и лабораторные исследования позволили создать более совершенный гидроциклон, испытанный на Томь-Усинской обогатительной фабрике и ЦОФ-76, а затем внедренный на пяти углеобогатительных фабриках Кузбасса. Экономический эффект в связи с внедрением гидроциклона выразился в нескольких миллионах рублей в год за счет улавливания ценной угольной мелочи из сбрасываемых и оборотных вод. Все результаты этих работ обобщены Г. Р. Бочкаревым в кандидатской диссертации «Исследование влияния некоторых конструктивных и технологических факторов на процесс сгущения шламов в гидроциклоне», которую он блестяще защитил в мае 1961 г. на Объединенном ученом совете СО АН СССР. А уже 1 июля решением ВАК. Г. Р. Бочкарев был утвержден в ученой степени кандидата технических наук.

Заметим, что теоретическое обоснование механизма процесса сгущения угольного шлама было положено в основу конструирования гидроциклонов и регулировки их работы, а Г. Р. Бочкарев продолжительное время являлся консультантом треста «Кузбассуглеобогащение» по вопросам использования гидроциклонов на углеобогатительных фабриках.

В 1961 г. Гелий Романович также успешно выполнил по закрытой тематике специальное задание председателя Президиума СО АН СССР академика М. А. Лаврентьева, касающееся вопросов обогащения якутских алмазов.

С 1963 г. Г. Р. Бочкарев возглавил тематическую группу в должности старшего научного сотрудника, а в 1974 г. был избран по конкурсу заведующим лабораторией обогащения полезных ископаемых, а позднее заведующим отделом горно-экологических проблем и сектором технологической экологии (1990–1997 гг.), заведующим лабораторией обогащения полезных ископаемых и технологической экологии Института (1997–2004 гг.).

За этот 40 летний отрезок времени Гелий Романович Бочкарев вырос и сформировался как крупный специалист в области обогащения полезных ископаемых и горной экологии. Им лично и под его научным руководством выполнены основополагающие исследования в области физико-химии и технологии новых полимерных флокулянтов; гидродинамики сгустительных и флотационных процессов; обнаружены и глубоко изучены аномальные структуры и высокие сорбционные свойства химически активных сорбентов – электрохимических оксигидрантов металлов и природных материалов этого класса. Результаты этого цикла работ явились фундаментальной основой для разработки целого спектра новых технологий и оборудования, промышленное применение которых вышло далеко за пределы горной промышленности. Достаточно сказать, что разработанное под его руководством оборудование – радиальные сгустители, электролизеры, флотационные устройства – выпускается серийно и используется на предприятиях более десятка отраслей.

С середины 80-х годов по инициативе Г. Р. Бочкарева получило развитие новое научное направление – направленное воздействие ускоренных электронов на изменение физико- механических свойств минералов и руд в приложении к задачам рудоподготовки и обогащения минерального сырья. В настоящее время это направление развивается с участием ряда отечественных и зарубежных институтов.

К научным результатам мирового уровня, полученным под руководством Г. Р. Бочкарева в последнее время, следует отнести исследования в области газожидкостного массообмена, на основе которых решена задача гомогенизации водовоздушной среды с образованием сильно развитой поверхности раздела фаз «газ – жидкость», что обеспечивает более полное и быстрое растворение кислорода в воде. Реализация этих результатов открывает перспективы широкомасштабного применения аэрационных процессов в обогащении сульфидных руд, очистке и обеззараживании природных и техногенных вод.

За создание и внедрение новых фильтрующих материалов на промышленных предприятиях Болгарии в 1978 г. Г. Р. Бочкареву в соавторстве с сотрудниками лаборатории Г. И. Пушкаревой, А. В. Белобородовым и болгарскими специалистами Петром Хаджиевым, Александром Александровым была присуждена премия Болгарской академии наук и Академии наук СССР.

В 1989 г. Гелий Романович защищает докторскую диссертацию «Исследования и разработки в области сгущения промышленных шламов и очистки сточных вод горнорудной промышленности». Важны и интересны не только результаты исследований, изложенных в докторской диссертации, но и место защиты – Институт горного дела Словацкой академии наук (г. Братислава). Сначала Словацкая академия наук выдает Гелию Романовичу диплом доктора наук, а затем уже наш ВАК (7 февраля 1990 г.) нострифицирует его и выдает свой диплом. Вот какая процедура сопутствовала защите Г. Р. Бочкарева, и это единственный подобный прецедент в нашем Институте.

Г. Р. Бочкарев – автор свыше 200 научных трудов, изобретений, патентов. Результаты большинства его исследований реализованы в технологиях, машинах и устройствах, получивших признание в стране и за рубежом. Такое положение достигнуто благодаря значительному опыту в вопросах взаимодействия с отечественными и иностранными организациями, фирмами. Он активно работал в области международного научного сотрудничества со странами СЭВ и другими странами, являясь научным руководителем с советской стороны по ряду тем. Г. Р. Бочкарев неоднократно направлялся в заграничные командировки (Чехословакия – 1971, 1977, 1982, 1983 гг., Венгрия – 1979, 1980, 1982, 1983 гг., Болгария — 1980, 1982, 1984 гг., Польша – 1980 г., ФРГ – 1985 г.) для проведения консультаций, организации выставок, заключения контрактов на поставку оборудования и другим вопросам. Например, в 1981 году он выезжал в Чехословакию для чтения лекций на горном факультете Высшей технической школы г. Кошице.

За особые заслуги в научной деятельности Г. Р. Бочкарев избран действительным членом Академии горных наук (1995 г.), удостоен почетного звания «Заслуженный деятель науки Российской Федерации» (1998 г.), награжден орденом Трудового Красного Знамени (1971 г.), медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (1970 г.), почетными грамотами Министерства угольной промышленности СССР, Министерства по производству минеральных удобрений СССР, АН СССР и Сибирского отделения, мэрии г. Новосибирска.

Г. Р. Бочкарев ведет активную педагогическую деятельность. Им подготовлено девять кандидатов наук и магистров, десятки дипломников и стажеров, в том числе и зарубежных. В течение нескольких лет он читает курс лекций в Новосибирском государственном архитектурно- строительном университете. Решением ВАК от 1 февраля 1991 г. Гелию Романовичу присвоено звание профессора по специальности «Обогащение полезных ископаемых».

Г. Р. Бочкарев никогда не был в стороне от общественной и научно-организационной работы. В начале своего пути и становления он – секретарь комсомольской организации, председатель совета молодых ученых, член местного комитета, член группы народного контроля, член и секретарь партийного бюро Института. И далее:
– член ученых советов нашего Института и КузНИУИ;
– член специализированного ученого совета по защите докторских диссертаций при НГАСУ;
– член научного совета по проблемам обогащения полезных ископаемых РАН;
– научный консультант предприятий МУП СССР и МЦМ СССР по вопросам обработки шламовых вод;
– член редколлегии журнала «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых».



Евгений Иванович ВАСИЛЬЕВ

Васильев Е.И.    

Евгений Иванович Васильев родился 4 октября 1928 года в деревне Волково Славиковского района Псковской области. Родители – крестьяне. После окончания семи классов сельской школы (1946 г.) поступил на первый курс Ленинградского индустриального техникума, который с отличием окончил в 1950 г., получив специальность «Мастер по обработке металлов».

В этом же году Евгений Иванович по пятипроцентной квоте выпускников техникума был принят в Ленинградский горный институт (ЛГИ). Однако, по семейным обстоятельствам после первого курса вынужден был перевестись в Московский горный институт (МГИ), который и окончил тоже с отличием в 1955 г. по специальности «Открытая разработка месторождений полезных ископаемых» с присвоением квалификации горного инженера.

Будучи студентом, Е. И. Васильев проявил хорошие способности к научной работе и решением ученого совета МГИ был оставлен в аспирантуре при кафедре открытых горных работ. Научным руководителем у Евгения Ивановича был академик В. В. Ржевский. Занимаясь исследованием вопросов совершенствования технологии открытой угледобычи для условий Кузнецкого каменноугольного бассейна, он в своей кандидатской диссертации «Исследование вскрытия и систем открытой разработки угольных месторождений Кузбасса» разработал, затем опубликовал ряд научных работ, представляющих интерес для науки и практики. Защита диссертации успешно состоялась в МГИ 21 мая 1959 г.

Министерство высшего и среднего специального образования СССР направляет Евгения Ивановича на работу на периферию (так практиковалось в те годы) – в Кузбасский политехнический институт (КузПИ, ныне КузГТУ). Здесь он исполнял обязанности ассистента, старшего преподавателя, доцента (1959–1966 гг.). Читал студентам курс лекций «Открытая разработка месторождений полезных ископаемых», руководил дипломным проектированием, выполнял ряд научных работ по хоздоговорам с комбинатом «Кузбасскарьеруголь», которые нашли практическое применение на карьерах Южного Кузбасса.

В феврале 1966 г. был объявлен конкурс на должность заведующего вновь организованной по инициативе первого директора Института горного дела СО АН СССР чл.-корр. АН СССР. Н. А. Чинакала лаборатории открытых горных работ. Евгений Иванович, имеющий значительный опыт исследователя и организатора научных работ, успешно выдерживает испытание и становится во главе коллектива, руководит которым ни много, ни мало 33 года, до марта 1999 г. За этот продолжительный срок в полной мере проявились его способности вдумчивого ученого, умелого организатора и непревзойденного методиста. К великому сожалению, Евгений Иванович не нашел времени весь свой весомый научный багаж оформить докторской диссертацией.

А багаж этот весьма солидный. Под руководством Е. И. Васильева и при его непосредственном участии разработаны теоретические основы автоматизированной системы проектирования горных предприятий (САПР-Уголь); созданы принципиально новые схемы вскрытия карьерных полей и экономико-математические модели для обоснования параметров схем вскрытия; проведены исследования по расширению области применения и оптимизации параметров бестранспортной системы разработки на разрезах Кузбасса, применению на горных работах вибрационных машин, совершенствованию технологии открытых горных работ в направлении снижения их ресурсоемкости и вредного воздействия на природную среду; обоснованы теоретические и практические решения по управлению качеством углей.

В последующие года (с 1999 г. Е. И. Васильев – ведущий научный сотрудник Института) результаты его работы были не менее плодотворными. В соавторстве с сотрудниками лаборатории, участвуя в решении проблемы создания ресурсосберегающих и экологически чистых технологий разработки полезных ископаемых открытым способом, он заложил научные основы обеспечения максимального использования выработанного пространства карьеров при отработке наклонных пластовых месторождений для размещения внутренних отвалов, что обеспечивает снижение затрат на транспорт вскрышных пород и землеемкость горных работ. Кроме того, разработана новая концепция использования рациональной системы с перевалкой вскрыши при отработке пологопадающих месторождений, а также обоснована область применения на карьерах и разрезах безвзрывных технологий выемки горных пород с использованием экскаваторов с ковшом активного действия. Под его руководством и с непосредственным участием был выполнен ряд востребованных исследований по таким крупным месторождениям, как Бакчарское железорудное и Удоканское меднорудное, Нерюнгринское и Талдинское угольные, подготовлены научные обоснования по проблемам формирования топливной составляющей крупномасштабной программы «Сибирь», уникальных топливно-энергетических комплексов в восточных регионах России.

Будучи руководителем одной из крупнейших лабораторий, Евгений Иванович воспитал немало учеников, в дальнейшем ставших кандидатами и докторами наук, некоторые из них затем возглавили научные подразделения Института. О широте его научного кругозора, умении привлечь квалифицированные кадры говорит тот факт, что в недрах лаборатории открытых горных работ зарождались и обретали самостоятельность научные коллективы, деятельность которых была направлены не решение специализированных проблем горной науки. Так сформировались лаборатории: «Управляющих систем» (заведующий д.т.н. А. Б. Мархасин), «Автоматизированных горных машин» (заведующий д.т.н. Э. Г. Чайковский), «Горно-экономических проблем» (заведующий д.т.н. О. Б. Кортелев).

Евгений Иванович занимал активную жизненную позицию и всегда принимал участие в общественной работе: несколько лет руководил работой философского семинара Института, активно работал в журнале «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых».

За заслуги перед Российской горной наукой Евгений Иванович награжден медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, знаком «Шахтерская слава» III ст., знаком «Горняцкая слава» 3-х ст., Почетными грамотами РАН (АН СССР), СО РАН (СО АН СССР).

Из почти 140 научных работ к наиболее значимым публикациям Е. И. Васильева можно отнести следующие:
1. Васильев Е. И., Муратов М. И. Математическая модель распределения вскрыши по ярусам внутренних отвалов при открытой разработке горизонтальных месторождений с большой мощностью вскрыши. – Новосибирск: ИГД СО АН СССР, 1969.
2. Васильев Е. И., Звягинцев Ю. И. Обоснование схем вскрытия добычных горизонтов в зоне бестранспортных систем разработки на карьерах. – Новосибирск: ИГД СО АН СССР, 1970.
3. Васильев Е. И., Танайно А. С., Кортелев О. Б., Соколов Ю. В. Программа для вычисления текущих объемов горных работ на ЭВМ типа БЭСМ-4 (применительно к наклонным и пологим пластовым месторождениям). – М.. ВИНИТИ, 1970.
4. Васильев Е. И., Шалагинов А. А., Духнов А. П. и др. К вопросу отработки свиты пологопадающих и наклонных пластов. – Новосибирск: ИГД СО АН СССР, 1970.
5. Васильев Е. И., Танайно А. С., Кортелев О. Б. и др. К вопросу дополнительного разноса нерабочих бортов карьеров. – М.: ВИНИТИ, 1970.
6. Васильев Е. И., Меньшонок П. П. К вопросу выбора направления подвигания фронта горных работ при открытой разработке месторождений пологого и наклонного падения. – М.: ВИНИТИ, 1972.
7. Васильев Е. И., Молотилов С. Г., Бойко А. М., Левенсон С..Я. Комбинированный транспорт на карьерах Кузбасса. – М.: ЦНИЭИуголь, 1981.
8. Васильев Е. И., Алешин Б. Г., Анпилогов А. Е. и др. Схемы ведения горных работ при бестранспортных системах вскрытия горных работ на угольных разрезах. – М., 1982.
9. Сивков М. Н., Корнилков С. В., Васильев Е. И. и др. Методические рекомендации по созданию информационного обеспечения САПР-карьер. – М.: ИПКОН АН СССР, 1983.
10. Матгис А. Р., Кузнецов В. И., Васильев Е. И. и др. Экскаваторы с ковшом активного действия. – Новосибирск: Наука, 1996.
11. Молотилов С. Г., Васильев Е. И., Кортелев О. Б. и др. Интенсификация погрузочно-транспортных работ на карьерах. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2000.



Первый заведующий лабораторией обогащения полезных ископаемых ИГД СО АН СССР кандидат технических наук Ф. А. Барышников

Барышников Ф.А.    

Федор Анисимович Барышников родился 23 августа 1900 г. в селе Дюк бывшей Тамбовской губернии Шацкого уезда Казаченской волости. Родители его были крестьянами. Но несчастья подстерегали Федора: в 1902 г. умерла мать, а отец, перебравшись в 1906 г. в Сибирь, где работал на разъезде Тимлюй Забайкальской железной дороги стрелочником, также скончался в 1911 г. от оспы. После смерти отца Федора поместили в детский дом на станции Слюдянка. В детском доме он окончил 2-классное железнодорожное училище, и по решению адми¬нистрации его направили работать в депо. Там он проработал два года (август 1915 – август 1917 гг.) учеником слесаря и токарем.

Во время работы в железнодорожном депо Федором был совершен весьма серьезный проступок. За протест, связанный с задержкой зарплаты, он вместе с пятью другими учениками слесаря был арестован Слюдянским жандармским управлением. Правда, учитывая несовершеннолетие, через несколько дней всех их освободили, и они снова стали работать в депо. Но причитающуюся зарплату ученикам слесарей все-таки выдали.

Опять же при содействии администрации детского дома Федор Анисимович в сентябре 1917 г. поступил учиться в Иркутское горное училище. Зимой учился, а летом работал: снова токарем в депо станции Слюдянка (с мая по октябрь 1918 г.), горным десятником на Тарбогатайских каменноугольных копях (с мая по октябрь 1919 г.).

С ноября 1919 г. по март 1920 г. принимал участие в восстании против войск Колчака и Каппеля в г. Иркутске в качестве бойца рабочей железнодорожной дружины.

После завершения учебы в Иркутском горном училище непродолжительное время (с мая по ноябрь 1920 г.) Федор Анисимович проработал десятником на Черемховских каменноугольных копях, откуда по путевке Черемховского угольного комбината был откомандирован учиться в Иркутский политехнический институт (ИПИ). В связи с закрытием ИПИ в 1923 г. был переведен в Сибирский технологический институт (позднее Томский политехнический институт) на горный факультет.

Из свидетельства, подтвержденного подписями ректора Сибирского технологического института профессора Н. В. Гутовского, председателя Государственной квалификационной комиссии профессора Н. С. Пенна, секретаря Гаврилова, явствует:

«…В июле месяце 15 числа 1926 года гражданин Барышников Федор Анисимович подвергся испытаниям в Государственной квалификационной комиссии и защитил квалификационную работу на тему «Разработка платиновых россыпей драгами и установка отсадочных машин джигов Нила и Ричардса».

На основании постановления Совета Народных Комиссаров РСФСР от 8 июля 1925 г. §§ 11 и 12 «Положения о Государственных Квалификационных комиссиях» гражданину Барышникову Федору Анисимовичу присваивается квалификация горного инженера».

К вышеизложенному следует добавить такой момент. Поскольку летний заработок был для Федора Анисимовича единственным источником существования, то во время учебы в институте он отработал: забойщиком на Черемховских копях (с июня по сентябрь 1921 г.); горным десятником на Ленских приисках в г. Бодайбо (с июня по сентябрь 1922 и 1923 гг.); исследователем на драгах в Исовском округе треста «Уралплатина» (с июня по октябрь 1924 и 1925 гг.). К тому же, как видно из свидетельств об окончании института, за стипендию следовало расплачиваться:

«…Означенный в свидетельстве инженер Барышников Федор Анисимович состоял на государственной стипендии с 1.1.1923 г. по 1.10.1924 гг., с 1.10.24 по 1.10.25 г. и с 1.10.25 г. по 1.7.1926 г., а потому, согласно постановлению Совнаркома от 4 июня 1923 г., обязан возместить свою стипендиальную задолженность в порядке, предусмотренном инструкцией НКП, НКТ, НКФ и ВЦСПС от 16 июня 1924 г. за № 101/8». Вероятно, в Советской России тогда еще не было бесплатного обучения даже для детей-сирот.

Институт закончен, для Федора Анисимовича началась насыщенная трудовыми буднями жизнь. Работал заведующим обогатительными фабриками в Нижнем Тагиле (1926 г.), заведующим серно-колчеданно-баритовыми рудниками в Азербайджане (1927–1929 гг.), инженером-групповодом и главным инженером проектов в Томском Гипрошахте (1929–1930 гг.). Здесь под его руководством спроектированы две крупные шахты: Новожуринка в Кузбассе и Кизил-Кия треста «Средазуголь» в Киргизии. В период работы в Азербайджане

Ф. А. Барышниковым открыто крупное рудное тело серного колчедана, которое послужило основой для развития Чирагидзорского рудника.

В 1930–1931 гг. Федор Анисимович преподает и руководит горным отделением в Томском горно-металлургическом техникуме. Затем в связи с реорганизацией техникума переходит работать в научно-исследовательский институт МЕХАНОБР, где занимал должности заведующего сектором научных изысканий и главного инженера института (май 1931 г. – ноябрь 1936 г.). Но болезнь – туберкулез легких – практически на год вывела Ф. А. Барышникова из строя.

Выздоровев, он поступил работать в трест «Запсибзолото», в котором занимал должности руководителя горной группы и начальника проектного отдела треста (сентябрь 1937 г. – ноябрь 1938 г.). Имея желание работать в области обогащения полезных ископаемых, снова переходит работать в научно-исследовательский институт «Сибгиредмет» научным работником, а заканчивает работать в нем главным инженером (июль 1941 г.).

В связи с Великой Отечественной войной институт «Сибгиредмет» был реорганизован в завод № 2, в котором Федор Анисимович руководил отделом исследовательских работ и цехом чистых солей. В период работы на заводе № 2 им разработано несколько оригинальных технологий по получению солей редких металлов из руд. За этот вклад в заслуженную победу над врагом Ф. А. Барышников многократно награждался почетными грамотами различного уровня, похвальным листом Министра цветной металлургии СССР, ему также вручена медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

В полной мере талант организатора и исследователя Ф. А. Барышников проявил в нашем Институте, проработав здесь около 25 лет (1948–1972 гг.). Николай Андреевич Чинакал, понимая необходимость создания в Институте лаборатории обогащения полезных ископаемых, пригласил его в Институт, и он подобрал кадры, сформировал тематику и возглавил эту лабораторию в 1951 г. Это была первая в Сибири академическая лаборатория обогащения полезных ископаемых в составе Горно-геологического института ЗСФ АН СССР. Многие работы этой лаборатории стали пионерными и положили начало ряду перспективных научных направлений в стране и за рубежом, «генералом» большинства которых был Ф. А. Барышников. Лично Федором Анисимовичем и под его руководством выполнен ряд оригинальных теоретических и научно-исследовательских работ. Эти разработки легли в основу освоения железорудной базы Кузнецкого металлургического комбината; создания ртутно-сурьмяной отрасли в Киргизии; увеличения добычи полиметаллических руд в Казахстане; расширения качества и объемов обогащения углей Кузбасса.

В 1956 г. Ф. А. Барышников защитил кандидатскую диссертацию на тему «Исследование и теоретическое обоснование гидрометаллургического процесса извлечения ртути из руд». Этой работой впервые дано теоретическое обоснование процесса гидрометаллургии ртути, а разработанная технология позволяет извлекать ртуть из весьма бедных руд, при этом существенно улучшаются условия труда рабочих.

Практическая деятельность постоянно дополнялась теоретическими и экспериментальными исследованиями, а также поисковыми и изыскательскими работами. Вот некоторые из них: «Комплексное использование железных руд Горной Шории и Красноярского края», «Комплексное использование золотомедной руды», «Применение гидроциклона на углеобогатительных фабриках Кузбасса». Кстати, внедрение гидроциклонов и флокуляции тонкодисперсных частиц полиакриламидом позволило из угольных шламов улавливать ценные угольные частицы, использовать фаб-ричные сточные воды вторично как оборотные, совершенно исключить загрязнение питьевых вод шламами и сократить до минимума использование питьевых вод для технических целей. А на основе результатов исследований в лабораторных и промышленных условиях обогатимости железной руды Таштагольского месторождения была спроектирована и пущена в эксплуатацию в июне 1956 г. Таштагольская обогатительная фабрика, обеспечивающая до 30% плана рудного сырья для Кузнецкого металлургического комбината. Некоторые детали участия Федора Анисимовича в решении этой проблемы видны из представленных ниже документов:

«…Председателю Президиума Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР про¬фессору, доктору наук К. Н. Шмаргунову. В связи с необходимостью решения вопроса о возможности обогащения таштагольской руды, от которого зависит обеспечение доменного цеха комбината сырьем в 1953 году и в последующие годы, требуется провести крупное промышленное испытание по обогатимости таштагольской руды на обогатительных фабриках рудников Темир-Тау и Шалым. Для обеспечения правильного проведения опытов научное руководство этими работами прошу поручить Вашему сотруднику тов. Барышникову Ф. А.
Директор комбината Р. Белан. 27.12.1952 г.»

«.. .Новосибирск ЗСФ АН СССР Горбачеву
Таштагола КМР
Таштагольском руднике рекомендациям товарища Барышникова выполнена промышленная схема магнитной сепарации тчк Прошу командировать Таштагол товарища Барышникова оказания помощи освоения магнитной сепарации – Ермолаев 09.10.1956 г.»

Внедрение метода магнитной сепарации таштагольской железной руды позволило значительно увеличить извлекаемые запасы за счет использования более бедных руд, обеспечить стабильные условия работы домен Кузнецкого металлургического комбината как по содержанию железа в руде, так и по производительности, колоссально снизить потери руды в недрах и значительно увеличить срок службы Таштагольского рудника. Кроме того, применение новой технологии обогащения создало возможности внедрить в отрасли весьма производительную систему разработки непрерывного этажно-принудительного панельного обрушения с вибровыпуском руды.

Федор Анисимович участвовал также в разработке технологии извлечения редких металлов из углей Кузбасса и технологии подземного выщелачивания железных руд Бакчарского месторождения. Лабораторией в содружестве с Химико-металлургическим институтом СО АН СССР выполнена теоретически важная и практически значимая научная работа по использованию отходов Новосибирского камфорного и Барнаульского канифольного заводов в качестве флотореагентов для флотации углей Кузбасса.

Особая заслуга Ф. А. Барышникова в проведении исследований по обогащению бедных забалансовых касситеритовых руд, что позволило значительно повысить ресурсы олова для нашей страны.

За последние годы работы в Институте при участии Федора Анисимовича коллективом руководимой им лаборатории был разработан оригинальный и высокоэффективный способ очистки воды от примесей путем электрокоагуляции.

В общей сложности за период трудовой деятельности Ф. А. Барышникова им лично и в коллективах, которыми он руководил, выполнены крупные исследования теоретического и практического значения, которые мы с уважением к их автору повторим: изучение обогатимости и разработка технологических методов обогащения каменных углей Кузбасса, Черембасса и Хакасии, магнетитовых руд Горной Шории и Красноярского края, окисленных железных руд, цветных и редких металлов; гидрометаллургии ртути, меди, золота, цинка, молибдена; пирометаллургии висмута, химических технологий для получения солей из руд лития, стронция и других редких металлов.

Как видно из всего ранее сказанного, Федор Анисимович пристальное внимание уделял прикладной части исследований и передал это качество своим многочисленным ученикам.

Своими работами (их более 160, в том числе ряд изобретений и зарубежных патентов) Федор Анисимович Барышников и сотрудники его лаборатории внесли значительный вклад в развитие теории обогащения полезных ископаемых и разработку ряда новых технологических процессов обогащения углей, черных, цветных и редких металлов, получивших применение на практике и давших большой экономический эффект.

Не оставался Федор Анисимович в стороне и от общественной жизни коллективов, где он работал: на заводе № 2 в 1941–1947 гг. – председатель завкома, член, зам. секретаря и секретарь партбюро (в КПСС вступил в 1940 г.); член райисполкома в Азербайджане; редактор стенгазеты, агитатор и т.п. Будучи на заслуженном отдыхе, он не прекращал научно-производственной деятельности, безотказно консультировал работников промышленности, молодых научных сотрудников.

За плодотворную научно-исследовательскую работу и достигнутые успехи в развитии науки Ф. А. Барышников награжден двумя орденами «Знак Почета» (1953 г., 1967 г.), медалями.

Скончался Федор Анисимович 2 сентября 1985 года и захоронен в Новосибирске.



15 августа 2013 года исполнилось бы 85 лет выдающемуся ученому-горняку, д.т.н., полному кавалеру ордена «Шахтерская слава» Чернову Олегу Игнатьевичу.

Чернов Олег Игнатьевич    

ЧЕРНОВ Олег Игнатьевич – крупный ученый в области разработки и эксплуатации угольных, рудных и нерудных месторождений, а также геологии и разведки месторождений полезных ископаемых. Его основные исследования относятся к механике и газовой динамике горных пород.

Родился Олег Игнатьевич 15 августа 1928 года в г. Фрунзе Киргизской ССР (ныне г. Бишкек) в крестьянской семье. Его отец, получив специальность ветеринара, в поисках работы переехал с семьей (три сына и дочь) в г. Рославль Смоленской области, а затем в г. Абакан Красноярского края. В 1937 году он был репрессирован и в 1958 году реабилитирован (посмертно).

Окончив в 1946 году абаканскую среднюю школу, Олег поступает на геологоразведочный факультет Томского политехнического института и после его окончания (1951), отказавшись от предложения двух кафедр остаться на учебу в аспирантуре, направляется в распоряжение комбината «Кузбассуголь». Там он работал главным геологом на шахте «Центральная» (1951–52 гг.) и в тресте Кемеровоуголь» (1952–53 гг.). Уже тогда Олега Игнатьевича заинтересовала проблема внезапных выбросов угля и газа, тогда же им опубликованы первые результаты с анализом шахтных наблюдений, которые прозвучали на техсоветах в тресте и комбинате, а потом и на Всекузбасском совещании. Высоко оценив выступление молодого инженера, руководство ВостНИИ пригласило его на работу. Именно здесь Олег Игнатьевич начал формироваться как специалист и ученый.

Основные исследования этого периода, проводимые в качестве начальника Прокопьевского опорного участка (1953), заведующего по борьбе с внезапными выбросами угля и газа (Ленинск-Кузнецкий, Новосибирск, 1953–1956) и далее заведующего отделом по борьбе с внезапными выбросами (Новосибирск, Кемерово, 1956–1976), относятся к механике и газовой динамике горных пород.

Конкретные научные результаты на этапе становления его научной карьеры посвящены изучению свойств угольных пластов; напряженно-деформированного состояния пород в окрестности горных выработок; фильтрации газа и жидкости в угольных пластах; воздействия жидкости на поведение напряженно-деформированного и газонасыщенного массива; динамических явлений в шахтах типа внезапных выбросов угля, породы и газа; внезапных выдавливаний, обрушений пород и горных ударов; явлений типа обычных и необычных газовыделений, пылевыделения и пылеобразования, самовозгорания угля. О. И. Чернов явился одним из создателей метода предварительной дегазации угольных пластов скважинами, который до настоящего времени широко применяется на шахтах. Им впервые в отечественной и зарубежной практике научно обоснован, разработан и внедрен в производство метод прогноза внезапных выбросов угля и газа. Под его научным руководством создан комплексный метод управления свойствами и состоянием угольного и породного массивов, использование которого в горнодобывающей промышленности СССР позволил снизить аварийность от внезапных выбросов угля и газа, горных ударов, взрывов угольной пыли, эндогенных пожаров в несколько раз.

В 1964 году Олег Игнатьевич защищает кандидатскую диссертацию по теме «Изучение угольных пластов Кузбасса в отношении опасности по внезапным выбросам угля и газа с учетом горно-геологических условий», а в 1971 году – докторскую по теме «Исследование профилактического увлажнения угольных пластов для повышения безопасности труда в шахтах». Результатом активной научной деятельности становится присвоение О. И. Чернову звания старшего научного сотрудника (1967) и профессора (1972).

Научные достижения О. И. Чернова, отличающиеся актуальностью и основательностью, были замечены и признаны в горняцком сообществе. По просьбе директора ИГД СО АН СССР чл.-корр. АН СССР. Е. И. Шемякина, под руководством которого в Институте начинают широко разворачиваться исследования по геомеханике горных массивов, и с согласия директора ВостНИИ. Н. И. Линденау, Олег Игнатьевич в 1976 году переходит на работу в наш институт старшим научным сотрудником в лабораторию рудничной аэрогазодинамики.

С переходом на работу в ИГД СО РАН. О. И. Чернов продолжил исследования по изысканию способов направленного гидравлического воздействия на свойства массивов горных пород. Итогом научного поиска стал метод ориентированного флюидоразрыва сплошных сред, на основе которого были обоснованы способы создания в массивах пород и угля протяженных ориентированных щелей и трещин различного технологического назначения.

Результаты самых первых шахтных испытаний метода оказались весьма обнадеживающими, что предопределило становление в ИГД СО РАН нового научного направления исследований по разработке нетрадиционных геотехнологий. Промышленные испытания метода в подземных и открытых горных выработках показали принципиальную возможность осуществления ориентированного флюидоразрыва в массивах горных пород с любой прочностью. Этот важный вывод подтвержден результатами опытных работ по освоению метода на шести шахтах в Кузбассе, на шахте «Покуй» в Польше, в подземных выработках рудника «Интернациональный», вскрывающих алмазоносную трубку кимберлита на глубоких горизонтах, двух мраморных карьерах.

Все эти результаты были получены Олегом Игнатьевичем вместе с сотрудниками лаборатории свойств горных пород, которую он возглавил в 1978 году, переименованную потом в лабораторию нетрадиционных геотехнологий. В 1998 году О. И. Чернов по состоянию здоровья оставил руководство лабораторией, но до конца дней продолжал исследования в должности главного научного сотрудника, отдавая опыт и знания, прежде всего, на пользу шахтерам, разрабатывая новые методы и средства обеспечения их безопасной работы.

О. И. Чернов как высококлассный специалист и известный ученый продолжительное время был членом бюро и заместителем председателя Центральной комиссии по борьбе с внезапными выбросами угля и газа при Минуглепроме СССР, членом ряда временных комиссий и, в частности, комиссии по переработке «Правил безопасности в угольных и сланцевых шахтах». Назначался руководителем или заместителем руководителя рабочих и экспертных комиссий, был делегатом от СССР на двух международных конгрессах по проблемам борьбы с внезапными выбросами угля и газа, где выступил с докладами. Он являлся членом Общего собрания и Объединенного совета наук о Земле СО РАН, а также членом ученых советов ВостНИИ и ИГД СО РАН, членом двух специализированных советов по защите докторских диссертаций (Новосибирск и Кемерово) заместителем редактора журнала «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых». Автор 290 научных работ, в том числе 7 монографий и более 70 изобретений. Им подготовлен 21 кандидат и 3 доктора наук. Лауреат премии имени академика А. А. Скочинского (1979). Постановлением президиума РАН ему, как выдающемуся ученому России, была присуждена Государственная научная стипендия (1994–2000). Награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалью «За доблестный труд», почетным знаком «Шахтерская слава» всех степеней, серебряной медалью ВДНХ, значком «Отличник социалистического соревнования Министерства угольной промышленности СССР» (дважды).

Скончался Олег Игнатьевич 29 мая 2001 года, похоронен на Южном кладбище в Новосибирске.



2 мая исполняется 80 лет Заслуженному ветерану СО РАН, бывшему главному инженеру Института (ныне зам. главного инженера) ШАДРИНУ Юрию Александровичу.

Шадрин Ю.А.    

Выпускник Томского политехнического института (электромеханический факультет) Юрий Александрович начал свою трудовую деятельность на комбинате по диффузионному разделению изотопов урана в Ангарске. С 1961 по 1976 год был руководителем электротехнического отдела в Институте теоретической и прикладной механики СО АН СССР. В Институте горного дела работал с 1976 по 1998 год в должности главного инженера. Активный, коммуникабельный, грамотный инженер Ю. А. Шадрин возглавил создание прочной материально-технической базы научных исследований, поднимая из руин экспериментальный участок «Зеленая горка», оснащая новым, передовым по тому времени, оборудованием электро-механические мастерские, налаживая продуктивные контакты с производством.

Ю. А. Шадрин участвовал в программе сотрудничества СО АН СССР с заводом «Сибсельмаш». По распоряжению Президиума СО АН СССР он состоял членом комиссии по внедрению разработок СО АН СССР на промышленных предприятиях г. Новосибирска. Именно на «Сибсельмаше» прошли широкое опробование и были внедрены в производство: ручной виброзащищенный инструмент (разработки д.т.н. Н. А. Клушина), одноударный инструмент различных типоразмеров (разработки В. Б. Суднишникова) и др. Следует отметить его участие в международном контракте с венгерской фирмой «Видеотон» по внедрнию электрокоагуляционной технологии очистки вод (разработчик д.т.н. Г. Р. Бочкарев). Несомненной заслугой Ю. А. Шадрина в Институте было создание научно-производственных баз в гг. Новокузнецке, Красноярске и Кемерово для внедрения разработок ИГД в горно-рудной и угольных отраслях.

Достоинства Юрия Александровича как организатора, объединившего преданных общему делу соратников, неоспоримы и признаны всеми. А самое главное, за многие годы жизненных испытаний он проявил замечательные человеческие качества – мудрость, уважение к людям, тактичность, доброжелательность, порядочность. Всё это сделало Ю. А. Шадрина не только по букве, но и по духу одной из выдающихся личностей в истории Института горного дела.

Успешная и плодотворная деятельность Ю. А. Шадрина в должности главного инженера Института горного дела по высоко оценена научным сообществом и руководителями промышленных предприятий. Ему присвоено звание «Заслуженный ветеран СО АН СССР», а за активную работу с заводом «Сибсельмаш» – звание «Почетный Сибсельмашовец». За большой вклад в развитие народного хозяйства он награжден медалями ВДНХ, а многолетний и плодотворный труд правительство наградило его медалью «Ветеран труда». Кроме того, Ю. А. Шадрин является кавалером ордена «Знак Почета» и медали «За трудовую доблесть». Безусловным признанием вклада Юрия Александровича в развитие Института является занесение его в Книгу Почета ИГД СО РАН.

В 2011 году Ю. А. Шадрин вновь вернулся в ИГД СО РАН, отдавая свой бесценный опыт на решение проблемы продвижения инновационных разработок сотрудников Института.

Дорогой Юрий Александрович! Примите сердечные поздравления и искренние пожелания здоровья, творческого долголетия, успехов и процветания от коллектива Института горного дела им. Н. А. Чинакала СО РАН! Пусть исполнятся все Ваши заветные желания, а в доме царит покой и благополучие!

Юрий Александрович Шадрин родился 2 мая 1933 года в городе с бразильским звучанием Камбарка. На самом деле это исконно русский город, возникший 230 лет тому назад как поселок при строительстве А. П. Демидовым чугуноплавильного и железоделательного завода. Поселок название получил по реке Камбарка (приток Камы), на берегах которой проживала башкирская родовая группа канбар. Именно с этого завода начиналась обозримая родословная Юрия по линии матери. Мастеровым и на демидовском заводе был его прадед – Макар Соцких.

После окончания армейской службы отца Юрия в Монголии семья обосновалась в Новосибирске (1937 г.). Первое незабываемое детское впечатление от Новосибирска, которое до сих пор осталось в его памяти – это причастие в храме Александра Невского и его завораживающая атмосфера.

Шадрины поселились в Кривощеково (теперь это Ленинский район) в одном из домов соцгорода. Жизнь соцгорода проходила по гудку завода «Сибкомбайн» (ныне «Сибсельмаш»). Он всех выстраивал в шеренги: гудок – и весь соцгород на работу, гудок – все бросаешь и бегом на обед (придет отец, опаздывать нельзя), гудок – ужин и сон. Существование целого поколения сопровождал хриплый, низкооктавный гудок, заменивший колокольный звон святой Руси.

Летом дворы соцгорода жили по своим особым законам. У маленьких детей свои игры и шалости, у старших ребят – свои (футбол, лапта, чижик). Все были одной большой компанией: старшие заботились о младших, приглашали играть в свои игры. Они были кумирами, им подражали. Каждый из них был чем-то отмечен: среди них были хоккеисты, футболисты, лыжники; их грудь украшали красивые значки ГТО и Осоавиахима. Это были ответственные и «героические» парни.

Знаковой фигурой на дворовой площадке в те времена была дворник тетя Паша. Она являлась главным воспитателем дворовой детворы: любила, ругала и жалела. Её уважали и даже боялись,… но слушались все без исключения. Вся детвора была под присмотром «правильного» и надежного человека.

Вот такой доверительный, доброжелательный, уважающий любой труд и всякое занятие был климат в большинстве индустриальных городов России. И характер людей в этом климате формировался ответственный и деловой, что положительно сказалось и на нашем герое.

Далее предлагаем читателям воспоминания самого Юрия Александровича:

«… 30-ые годы не были полностью такими радужными, как некоторым кажется до сих пор: страну накрывал страх средневековья. Почти каждое утро (почему-то запомнился особенно 1939 год!) во двор выходил какой-нибудь опечаленный человек – это был знак арестованного члена семьи.

Остались в памяти предвоенных лет огромные очереди за хлебом (занимали с вечера и стояли всю ночь, не покидая очереди, в том числе и дети), а затем хлебные «развозки», запряженные лошадью. Это, когда хлеб дают не по карточкам, а из «развозки», которая подъезжала к каждому подъезду и из ячейки, соответствующей номеру квартиры, выдавали мешочек с хлебом. Это детьми воспринималось так, словно это был подарок от Деда Мороза. Такое вот счастье: не стоишь всю ночь в очереди за хлебом. Правда, Дед Мороз был без бороды с одними усами, а мы почему-то, получая мешочек с черным хлебом, кричали ему: «Спасибо за наше счастливое детство!».

Но рядом с детским счастьем всегда стоит несчастье, которое выпало нам 22 июня 1941 года. Помню этот черный полдень и жителей нашего дома, собравшихся перед окном одной из квартир, где был выставлен довоенный радиоприемник, откуда и прозвучало зловещее слово: «Война!». Народ сначала остолбенел. Помню, это молчание длилось несколько секунд, потом плач женщин, к которому добавились изменившиеся лица мужчин, по которым мгновенно прошла тень печальных раздумий, а дальше в памяти группа наших старших ребят и девчат с весьма серьезным видом что-то обсуждавших. Ни они, и никто еще не знал, что жизнь их уже разделила, как сказал К. Симонов, на живых и мертвых. В основном – мертвых. Почти все они ушли добровольцами, а домой вернулись единицы – Лида Соловьева, да с соседнего двора Герой Советского Союза Беневоленский (брат Н. П. Беневоленской, будущего д.м.н, заведующей лабораторией ИГД СО РАН).

День Победы я встретил на площади им. Ленина вместе со своим фронтовым родственником Сашей, который буквально несколько дней назад выписался из госпиталя. Мы находились в ликующей толпе, был теплый ясный день. Нам было очень хорошо: 2 мая пал Берлин, а мне исполнилось 12 лет, Саше, который был ранен при освобождении Румынии, исполнилось 19 лет. Была великая Победа, а я самый счастливый в этой ликующей толпе, потому что мой молодой друг – победитель.

Для поколения рожденных в начале 30-х годов и поступивших в 1-й класс в 1941 году, школьные годы можно разделить на два периода: военное лихолетье и восстановление народного хозяйства. Это были суровые и тяжелые времена, но пережить их нам помогали пионерские и комсомольские организации. Я с особой теплотой всегда вспоминаю военную пионерию и послевоенную комсомолию: посещение госпиталей во время войны, участие в послевоенных комсомольских субботниках и многое другое. Особенно мне хотелось бы отметить наше заботливое отношение к семьям эвакуированных из захваченных немцами территорий и их детям. В нашем доме были расселены в основном московские и еврейские семьи (в основном из Харькова), которым все жильцы дома чем могли помогали, несмотря на свои беды и невзгоды. Особо трепетное отношение было к еврейским семьям и их детям.

Следующий этап жизни 1951–56 гг. – город Томск. Студент Томского политехнического института. Хорошее веселое, спортивное и театральное время. Конечно не в ущерб учебе (я получал повышенные стипендии). Любимые виды спорта: прыжки на лыжах с трамплина, альпинизм, лыжные гонки и бег на длинные дистанции, гребля. Чемпион ТПИ в командной гонке патрулей, в эстафете 4х10 км и ряд других призовых мест. Особое место в моей спортивной карьере занимали прыжки на лыжах с трамплина под руководством любимого тренера Николая Алексеевича Тетерина – преподавателя кафедры теоретической механики. Николай Тетерин энтузиаст, выдающийся спортсмен и тренер, призер различных первенств СССР, РСФСР и спортивных обществ, был неординарный и прекрасный человек.

Другой мой любимый экстрим – это горы. Горы – это болезнь. Быть в горах, подниматься на вершину, идти по леднику, любоваться цветущей долиной – и ты заболел этим на всю жизнь. Альпинистский лагерь «Актру», где проходили сборы альпинистов в 50-х годах, расположен в Северо-Чуйских белках Алтая на высоте 2200 метров над уровнем моря. Отсюда начинаются горные маршруты различной сложности. А когда, как «хмельной», стоишь на вершине, то проникаешься уважением к себе, что не подвел отряд и товарищей по связке. Горный Алтай это чудесная сказка, уникальное создание природы. Академик Делоне, заядлый альпинист, делясь своими воспоминаниями у вечернего костра в альплагере «Актру», сказал: «Для того чтобы увидеть красоты американских Кордильер, швейцарских Альп и испанских Пиренеев надо просто приехать на Алтай».

После окончания института в 1956 году по распределению начал работать в городе Ангарске на комбинате по диффузионному разделению изотопов урана. Десять лет назад кончилась война, страна залечила еще не все военные раны, а ты начинаешь свою производственную деятельность с освоения технологии, недоступной ни одной стране мира (кроме, разве, Америки). Для такого производства необходимо было иметь громадный интеллектуальный и технический потенциал. Страна создала это все за какие-то 10–12 лет. Были решены сложнейшие научные, технические и организационные проблемы. У их истоков стояли академики Курчатов, Кикоин, Харитон, Христианович, Миллионщиков, Соболев, выдающиеся организаторы атомной отрасли – министр Среднего машиностроения Е. П. Славский, его заместитель А. И. Чурин и многие другие. Особо хотелось бы отметить титаническую работу руководителей предприятий атомной отрасли и среди них директора Ангарского завода В. Ф. Новокшонова. Прекрасный организатор, требовательный добрый человек и воспитатель.

Мы гордились своей причастностью к созданию атомного щита страны. Работы по пуску оборудования шли без перерыва днем и ночью. Все понимали, что выполняют ответственное государственное задание. По результатам работы я неоднократно награждался Почетными грамотами, а в 1959 году был занесен в книгу Почета предприятия.

В Ангарске я встретил хорошую девушку с красивым русским именем Анастасия. Мы работали вместе на одном предприятии. Будущая жена – заслуженный человек, прошла суровую производственную школу на одном из предприятий атомной промышленности (завод «Маяк»), была отмечена благодарностью министерства за выполнение особого государственного задания. В общем, образовалась «атомная» семья. Мы родили и вырастили двоих сыновей. У нас трое внуков. Дети получили прекрасное образование. Старший (Евгений) окончил Новосибирский государственный университет по специальности прикладная математика. В настоящее время живет и работает в Америке ведущим программистом в крупной фирме по разработке программных систем. Его дочь студентка Техасского университета. Младший сын (Алексей) окончил Московский государственный университет по специальности математика. В настоящее время живет и работает в Англии (Кембридж). Он доктор Кембриджского университета. Имеет двоих детей, которые учатся в школе. В общем, хорошие семьи, благодаря хорошим женам».



Власов В.Н.    

Владимир Никифорович ВЛАСОВ (1931–2005) – ветеран Института, начавший работать в ГГИ ЗСФ АН СССР старшим лаборантом и навсегда связавший с ним свою трудовую деятельность.
Он окончил Баймакский горно-металлургический техникум, где получил специальность техника по разработке рудных месторождений (1951). По распределению Министерства цветной металлургии СССР был направлен на комбинат Дальолово (Владивосток). Работал на руднике Верхняя Кендуха (Приморский край) горным мастером, начальником горного цеха открытых работ, в техническом и производственном отделах комбината (1951–1954).
В Горно-геологический Институт ЗСФ АН СССР. В. Н. Власов пришел работать в 1954 году, параллельно поступил во Всесоюзный заочный политехнический институт (Москва), но работу и учебу пришлось прервать в связи со службой в Советской Армии (1954–1957). В 1957 году он продолжил работу в Институте, а в 1962 г. закончил ВЗПИ с присвоением квалификации горного инженера по специальности «Разработка месторождений полезных ископаемых». В Институте горного дела прошел все ступени служебной карьеры от старшего лаборанта до старшего научного сотрудника и заведующего лабораторией технологии взрывных работ (технологии разработки удароопасных месторождений); с 1986 г. – ведущий научный сотрудник лаборатории подземной разработки угольных месторождений.
В. Н. Власов успешно защитил кандидатскую диссертацию (1969) на тему «Высокопроизводительная технология выпуска и доставки руды с применением вибрации». Он – специалист в области вибрационной техники и технологии горных работ, автор и соавтор около 80 печатных работ, в том числе 5 монографий.
В среде горняков Владимир Никифорович известен как активный изобретатель. На его счету самостоятельно или в соавторстве 500 изобретений и патентов. В 1984 году ему присвоено звание «Заслуженный изобретатель РСФСР», он Лауреат премии Совета Министров СССР за создание и внедрение способов перемещения руды мощными вибропитателями при разработке месторождений полезных ископаемых (установка ВДПУ-4ТМ «Сибирячка») (1987). На подземный рудниках СССР и РФ подобными установками погружено более одного миллиарда тонн различных руд.
С использованием вибрационной технологии В. Н. Власовым совместно с сотрудниками ИГД СО РАН был предложен ряд способов подземной добычи руды, в частности система этажного принудительного обрушения с вибровыпуском, которая на железных рудниках Сибири обеспечивала увеличение производительности труда в целом по шахте в два раза, а на операции погрузки руды до пяти раз.
Им предложен и запатентован вариант системы подэтажного обрушения с торцовым выпуском руды, обеспечивающий снижение потерь и разубоживания до 2–5% и позволяющий решить проблему добычи потерянных руд при минимальных затратах.
Власовым В. Н. разработан в соавторстве оригинальный пневматический вибрационный привод – манжетно-клапанные вибраторы для горной, строительной, металлургической и др. отраслей промышленности. На эти конструкции и основанные на них специальные технологии было получено более 150 авторских свидетельств и патентов, в том числе США, Японии, Франции, Канады, Германии и др.
Владимир Никифорович награжден орденом «Знак почета», восемью бронзовыми, серебряными и золотыми медалями ВДНХ СССР, он – «Заслуженный ветеран СО РАН».

    Тишков А.Я.

Анатолий Яковлевич ТИШКОВ (1935–2005) окончил Томский политехнический институт с присвоением квалификации горного инженера-электромеханика (1958). После работы на шахте № 4–6 треста «Киселевскуголь» механиком участка и в Кузнецком филиале Гипроуглемаша инженером-конструктором, он в 1959 г. приходит в Институт горного дела в лабораторию механизации горных работ на должность младшего научного сотрудника. С 1961 года А. Я. Тишков начал заниматься исследованиями в области вибрационной техники. Им обосновано принципиально новое направление в машиностроении – вибрационные машины с гибким упругим рабочим органом, в которых используется принцип бегущей волны, возникающей в рабочем органе под действием вибратора. Эти машины получили общее название – виброленты.
К 1965 г. А. Я. Тишковым был завершен крупный раздел работы по исследованию и созданию нового вибрационного питателя, выгодно отличающегося от предыдущих простотой конструкции и оригинальностью кинематической схемы. Важное преимущество питателя – автоматизм распространения колебаний в зависимости от нагрузки и относительно небольшие давления на его активную часть. В 1966 году А. Я. Тишков защитил кандидатскую диссертацию по теме «Исследование рабочего процесса нового вибрационного питателя-виброленты для выпуска руды», а в 1973 году он утвержден в звании старшего научного сотрудника по специальности «Горные машины».
Активно продолжая исследования по созданию новых типов вибропитателей для разных горно-геологических условий, Анатолий Яковлевич в 1977 г. создает и возглавляет лабораторию вибротехники, которая решает широкий круг задач, связанных с установлением закономерностей образования и распространения колебаний в вибролентах в зависимости от различных комбинаций вынуждающей силы, внешних нагрузок и конструктивных параметров машины. Сотрудниками лаборатории проведен большой цикл исследований по взаимодействию вибролент для сыпучих материалов с широким диапазоном физико-механических свойств, выявлена важная особенность вибролент по их способности обрабатывать слеживающиеся, мелкодисперсные и смерзшиеся материалы.
Дальнейшие теоретические и экспериментальные исследования, а также промышленные испытания вибролент позволили обосновать области их применения в качестве вибролент-питателей, вибролент-грохотов и вибролент-конвейеров. Отличительные особенности этих вибромашин: высокая надежность, меньшие металло- и энергоемкость, высокая несущая способность. Весьма существенна и социально-гигиеническая значимость работ А. Я. Тишкова, так как созданные подобные машины устраняют тяжелый физический труд и уменьшают число работающих, что способствует закреплению кадров и росту производительности труда.
Для реализации новых принципов работы вибролент были созданы специальные типы вибровозбудителей, по ряду параметров на порядок превосходящие существующие (ликвидация пар трения). Многие из разработанных типов машин выпускаются серийно: вибропитатель ВЛЖ-1М, «Волна 1.5П», вибровозбудители «Напор 0.1», «Напор 0.5», бетоносмесительная установка СБ-140А, глубинные вибровозбудители ВГП-36, гайковерты «Шквал 25», «Шквал 1500».
Основные результаты научных исследований освещены в докторской диссертации Анатолия Яковлевича «Теория и практика создания машин для выпуска и доставки руды, основанная на принципе бегущей волны» (1976).
А. Я. Тишков – автор около 200 научных работ, в том числе 120 авторских свидетельств. Он выступал с докладами на международных конгрессах в Италии, Болгарии, Германии, Китае. За научную и организационную деятельность награжден медалями «За доблестный труд», «Ветеран труда», грамотами Президиума АН СССР, Почетным знаком «Шахтерская слава» трех степеней, грамотами Министерства цветной металлургии СССР, медалями ВДНХ СССР. А. Я. Тишков – лауреат Премии АН СССР и Болгарской Академии наук (1981) (в соавторстве), профессор (1988), Заслуженный изобретатель РСФСР (1989).

Ткач Х.Б.    

Хаим Беркович Ткач (1938–2002) окончил Московский полиграфический институт, трудовую деятельность начал на фабрике № 3 Главного управления геодезии и картографии Министерства геологии СССР (1962–1965): инженером-механиком, старшим инженером ремонтно-механического цеха и исполняющим обязанности главного механика. В Институте горного дела СО АН СССР (СО РАН) работал с 1965 г.: младшим, старшим, а с 1994 г. – ведущим научным сотрудником лаборатории механизации горных работ. Защитил кандидатскую (1974), а затем докторскую (1993) диссертации, получил ученое звание «старший научный сотрудник».
За годы работы в Институте горного дела Х. Б. Ткач стал высоко-квалифицированным исследователем. Им обнаружен эффект демпфирования колебаний при ударе в конструкциях типа составного стержня и проведено экспериментальное исследование этого явления. Много работ аналитического и экспериментального плана Х. Б. Ткача посвящены исследованию рабочих циклов пневмопробойников и пневмовозбудителей. При его участии разработаны новые способы реверсирования пневмопробойников и новые типы пневмовозбудителей – редкоударные, с качающимся дебалансом, с рабочей камерой постоянного объема. Он является одним из авторов новых способов проходок скважин в грунте и бестраншейной прокладки подземных коммуникаций. Впервые им изучено влияние противодавления со стороны выхлопа на рабочие параметры пневмопробойника, найдены зависимости, между параметрами пневмотранспортирующего процесса частиц грунта по скважине и параметрами процесса проходки скважины. Он соавтор новых способов тонкого грохочения. Проводимая совместно с «Механобром» работа по созданию гидравлического грохота тонкого грохочения успешно внедрена на Костамукшском ГОКе и в конце 1995 г. вошла в перечень особо важных работ от Президиума СО РАН.
Хаим Беркович курировал работы, связанные с применением ударных машин при строительстве Новосибирского метрополитена. Им предложены и реализованы строителями метрополитена несколько новых технологий. Комплекс работ по применению ударных машин при строительстве метрополитена был отобран в числе 22 работ Новосибирской Областной администрацией для финансирования.
Ткач Х. Б. явился одним из авторов открытия нового физического явления —возникновения ЭДС при статическом сжатии различных материалов. На базе этой работы ИГД СО РАН совместно с Институтом атомной энергетики РАН (Обнинск) и ОКБ «Салют» подготовлен проект по проблеме контроля и прогноза опасных геомеханических процессов и явлений, который был подан в МЧС России.
Хаим Беркович всегда творчески подходил к научно-техническим задачам, изыскивая новые нетрадиционные пути их решений. Все этапы решения задач от идеи до промышленных испытаний осуществлялись под его авторским надзором. Основные научные и технические идеи защищены им в виде авторских свидетельств и зарубежных патентов.
Профессионализм в сочетании с творческим подходом, коммуникабельностью и работоспособностью позволили Х. Б. Ткачу сотрудничать во многих областях горной науки. При его участии создан новый класс вибраторов; разработаны: способ демпфирования колебаний в стержневых системах; разбутовки печей пневмопробойниками; датчик-волновод для определения напряженного состояния в грунте; метод инъектирования слабых грунтов в тоннелях.
Х. Б. Ткач – соавтор 6 лицензий, проданных фирмам «Эллайд Стилл…»(США), «Г. Ю. Эссиг» (ФРГ), «Усиба» (Франция). Он был неоднократным участником ВДНХ, награжден тремя серебряными, двумя бронзовыми медалями, автор 61 статьи, свыше 200 изобретений и 180 патентов из 22 стран.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в 1983 г. Хаиму Берковичу Ткачу было присвоено почетное звание «Заслуженный изобретатель РСФСР».



Есть женщины в горных науках

История – не только память человеческая, но и средство познания этапов формирования и трансформации научно-технической атмосферы в нашем творческом сообществе. В истекшие десятилетия страна претерпела множество изменений; в коллективе института эти изменения отражались с той же исторической скоростью. И только одно оставалось неизменным – стремление коллектива к получению новых знаний, к обобщению накопленного в мировой практике опыта, к достижению результатов прорывного характера.

Четверо женщин-докторов наук, отмеченные в нашем коллективе этой высокой степенью, отражают разные этапы жизни института, а также приоритетные направления научных исследований соответствующие этим этапам. В горных науках женщина-исследователь вообще большая редкость, что, понятно, объясняется спецификой данной области знаний. И можно только гордиться тем, что в нашем коллективе состоялись как выдающиеся исследователи целых четыре женщины. Давно подмечено, что серьезную работу чаще удается выполнить на стыке научных дисциплин и краткий рассказ о наших коллегах подтверждает это правило.

Беневоленская Н.П.    

Галерею портретов начнем с доктора медицинских наук Беневоленской Надежды Павловны. Творческий этап ее жизни в нашем коллективе охватывал период с 1960 по 1993 гг. В эти годы в институте широким фронтом велись исследования и разработки по созданию новых машин для горной и строительной промышленности. Эти разработки, как правило, находили применение в народном хозяйстве. Их уровень подтвержден многими премиями, в том числе Ленинской. Надежда Павловна, обладая медицинским образованием и опытом работы промышленного врача, полностью посвятила себя проблемам физиолого-гигиенической оценки горных машин. Став известный специалистом в области эргономики, биомеханики и гигиены труда, Надежда Павловна возглавила Сибирскую школу исследователей по фундаментальным и прикладным проблемам взаимосвязи процессов в системе «человек — машина — среда». Результаты ее работы легли в основу 11 государственных директивных документов, регламентирующих условия при создании и эксплуатации техники, которые широко используются в машиностроении, горнорудной, угольной промышленности и самолетостроении.


    Фрейдина Е.В.

Более тридцати лет проработала в институте доктор технических наук Фрейдина Елизавета Васильевна. Сегодня она продолжает сотрудничать с коллективом в качестве совместителя, посвящая основное время преподавательской деятельности в Новосибирском государственном университете экономики и управления. Елизавета Васильевна получила классическое образование горного инженера на горно-геологическом факультете Новочеркасского политехнического института. В ИГД СО РАН Фрейдина Е. В. сформировала и возглавляет направление исследований, связанное с теорией управления использованием природных и технических ресурсов при открытой разработке, главным образом, угольных месторождений. Совместно с учениками ей удалось создать класс специализированных математических моделей и программных систем для оптимизации функционирования комплексов «Угольный карьер — потребители» и «Угольный карьер — обогатительная фабрика», ряд методик товарно-технологической оценки использования запасов угольных месторождений, геоинформационные модели формирования и управления качеством исходящих из разреза потоков угля на многопластовых месторождениях. Использование программ, при существующей рыночной дифференциации цен на концентраты различного качества, позволяет увеличить ценность товарной продукции при отработке сложно-структурных залежей углей.


Назарова Л.А.    

Ярким представителем применения современных методов исследований в области механики деформируемого твердого тела и геофизики является третий персонаж нашей галереи – доктор физико-математических наук Назарова Лариса Алексеевна. Она с отличием окончила Новосибирский государственный университет и получила дальнейшее образование в школах академиков Е. И. Шемякина и С. В. Гольдина. Сегодня она сама признанный специалист в области механики горных пород, способная формулировать новые направления и задачи исследований, находить пути их решения. Научная деятельность Ларисы Алексеевны связана с развитием методов и средств моделирования геодинамических процессов в верхней части земной коры и их использованием при решении практических задач. К основным достижениям здесь можно отнести: формулировку нового класса обратных задач в механике породных сред; широкое внедрение методов и подходов геомеханики для исследования объемного напряженно-деформированного состояния крупномасштабных геологических объектов; создание алгоритмов решения соответствующих краевых задач; разработку способа оценки реологических свойств горных пород по данным непрерывного мониторинга на основе решения обратных задач из вязкоупругих моделей среды; установление возможности инициации средних и сильных сейсмических событий крупными землетрясениями в Центральной Азии и др.


    Яковицкая Г.Е.

В 2007 году докторскую степень получила Яковицкая Галина Евгеньевна. В нашем коллективе она работает с 1967 года после окончания Новосибирского электротехнического института по специальности «Конструирование и технология производства радиоаппаратуры». В восьмидесятые годы Галина Евгеньевна занималась экспериментальными исследованиями распространения электромагнитных сигналов в подземных горных выработках, а также изменением электрических параметров горных пород в различных горно-геологических условиях шахт. Эти исследования проводились в русле поисковых работ в институте по обоснованию параметров аппаратуры для связи в выработках, применению комбинированных каналов связи, беспроводной передаче сигналов, распространению электромагнитных полей в многолетнемерзлых породах. В последние десятилетия Яковицкая Г. Е. основное внимание уделяет изучению электромагнитного излучения, возникающего при трещинообразовании в твердых телах, в том числе горных породах. Галиной Евгеньевной при выполнении большого числа лабораторных экспериментов выявлены изменения в структуре сигналов электромагнитного изучения (ЭМИ) в зависимости от степени нагружения образцов. Эти изменения заключаются в возникновении перед разрушением образцов горных пород квазирезонансных периодических процессов. Просматриваются контуры новой математической пространственно-временной модели электромагнитных сигналов от совокупности трещин в очаге разрушения, строящейся на основе статистического подхода.
В настоящее время Яковицкая Г. Е. совместно с коллегами из других исследовательских организаций разрабатывает техническое задание на создание шахтной измерительной аппаратуры, позволяющей выполнять тонкий анализ структуры сигналом ЭМИ в натурных условиях. Здесь мы затронули только частичку делового образа наших женщин-докторов наук. Их поступки и деятельность на фоне огромного числа различных событий и преобразований, как в стране, так и в коллективе института, гораздо богаче и разнообразней. Молодому поколению у каждой из наших героинь есть что взять на вооружение при планировании своего творческого и жизненного пути.



Вениамин Викторович Каменский

Вениамин Викторович Каменский родился 23 февраля 1928 года на станции Яшкино Томской железной дороги Кемеровской области в семье служащих. В 1931 году вместе с родителями переезжает в Новосибирск.

В апреле 1943 г. еще до начала сражений на Курской дуге, завершив 7-ой класс и получив неполное среднее образование, поступил на работу в качестве техника-электрика в филиал № 2 ЦАГИ (ныне СибНИА), эвакуированный в начале войны в Новосибирск. Фронту нужны были новые самолеты, поэтому за площадкой завода им. В. П. Чкалова срочно строились здания филиала ЦАГИ, а в них шел монтаж самой мощной по тем временам аэродинамической трубы. На монтаже и эксплуатации электрооборудования трубы – а это большое и сложное хозяйство с мощными двигателями и точными приборами измерений, автоматики – работал наравне с другими 15 летний электромонтер Венька. Официальный 10-ти часовой рабочий день, очень редкие выходные. А часто приходилось работать и 14, и 16 часов – фронт не мог ждать.

Но тяга к знаниям, к учебе пересиливала усталость. В вечерней школе, нередко засыпая на уроках, Вениамин Викторович закончил 8, а потом экстерном сдал экзамены за 9 класс.

В конце 1944 г. стало ясно, что война скоро должна закончиться. В октябре этого года ему позволили уволиться из филиала ЦАГИ, и Вениамин Викторович поступил сначала на подготовительные курсы, а затем сдал вступительные экзамены и был принят на механический факультет Новосибирского инженерно-строительного института (НИСИ). В 1948 г. приказом Министерства высшего образования механический факультет НИСИ был переведен в Сибирский автомобильно-дорожный институт, размещаемый в Омске.

22 февраля 1950 г. В. В. Каменский защитил на отлично дипломный проект В САДИ на тему «Дизель-электрический экскаватор (прямая лопата) с ковшом емкостью 1м3» и получил диплом с отличием и квалификацию инженер-механик по строительным, дорожным и подъемно-транспортным машинам.

Учеба позади, выбор пал в родном Новосибирске на Горно-геологический институт ЗСФ АН СССР, тем более, что в нем была профильная лаборатория механизации горных работ, руководимая Г. В. Родионовым. С первой попытки не удалось войти в полной мере в работу и коллектив (проработать более продолжительное время младшим научным сотрудником в нашем Институте не пришлось – всего один год, с 22 мая 1950 г по 28 мая 1951 г.). Постановлением Совета Министров СССР Вениамин Викторович был мобилизован в войска МВД, где первоначально служил в военно-строительных войсках данного ведомства, а затем в инженерных войсках Советской Армии на должностях инженера, старшего инженера. Главного инженера подразделения, начальника отделения, главного механика и начальника участка.

В сентябре 1956 г. Вениамин Викторович был уволен из армии в запас и снова вернулся в лабораторию механизации горных работ младшим научным сотрудником. И, естественно, до сих пор остается верен нашему Институту.

Вениамин Викторович трудился в качестве:
1956–1962 гг. – младшим научным сотрудником ГГИ ЗСФ АН СССР и ИГД СО АН СССР;
1962–1966 гг. – ученым секретарем Института;
1966–1967 гг. – ведущим инженером ИГД СО АН СССР;
1967–1991 гг. – заместителем директора ИГД СО АН СССР;
1971–1990 гг. – заведующим кабинетом и лабораторией горного машиноведения Института;
с 1992 г. – ведущим научным сотрудником лаборатории горного машиноведения ИГД СО РАН.

В. В. Каменский – ученый в области динамики пневматических машин ударного действия и их взаимодействия с обрабатываемой средой.

Первые шаги в науке Вениамина Викторовича младшим научным сотрудником начинались вместе с другими сотрудниками лаборатории механизации горных работ под руководством Г. В. Родионова с участия в 1956–1957 гг. в опытно-промышленной проверки экскаваторного ковша с зубьями активного действия. Затем самостоятельно (1958–1959 гг.) он конструировал, монтировал и налаживал специальный лабораторный стенд для исследования быстро протекающих процессов при ударе. Программное устройство и панель синхронизации стенда позволяли применять скоростную и сверхскоростную киносъемочную аппаратуру. На этом стенде В. В. Каменским выполнены многочисленные опыты по разрушению образцов конечных размеров. Результаты опытов позволили дать некоторые рекомендации по расчетам и конструированию тяжелых ударных машин для дробления крупногабаритных кусков руды и горных пород. Им были проведены такие интересные исследования динамики многомассовой системы при ударных режимах и напряженном состоянии материалов при передаче давления через индентор. Результаты лабораторных и натурных экспериментов легли в основу кандидатской диссертации В. В. Каменского «исследование вторичного дробления ударной нагрузкой» (1967 г.).

Надо сказать, что в своей дальнейшей исследовательской работе Вениамин Викторович всегда стремился использовать самые современные методы и оборудование. Он один из первых в Институте освоил электрические методы измерения неэлектрических величин, использовал электронные моделирующие устройства. Разработанные им методики и способы измерений использовались в дальнейшем не только в ИГД СО АН СССР, но и другими научно-исследовательскими учреждениями.

Для всей научной деятельности В. В. Каменского характерно умелое и глубокое сочетание аналитических и экспериментальных исследований. Этому, естественно, всегда способствовала его широкая эрудиция и хорошая теоретическая подготовка. Под его руководством и при непосредственном участии проведена серия исследований напряженного состояния негабаритных кусков горных пород и их дробления ударными нагрузками. По результатам этих исследований в Институте были созданы мощные ударные машины для дробления крепких кусковых материалов, широко применяющихся в горной и металлургической промышленности, в строительстве. В. В. Каменским в 1969 г. в соавторстве с А. А. Вихляевым и А. И. Федуловым опубликована монография «Ударное дробление крепких материалов».

Будучи руководителем лаборатории горного машиноведения с 1973 г. В. В. Каменский организовал исследования и разработку принципиально новых пневматических ударных машин, отличающихся высокими технико-экономическими показателями. Коллективом лаборатории разработаны пневмопробойники СО-144 и СО-144А для бестраншейной прокладки подземных коммуникаций, самодвижущиеся буровые проходчики, динамические уравновешенные двухмассовые ударные пневматические машины, агрегаты для чистки труб специального назначения. Разрабатывались также пневматические машины нового поколения – со встроенным пульсатором давления.

Пневмопробойники СО-144 и СО-144А серийно выпускаются Одесским заводом строительных и отделочных машин, они были аттестованы на «Знак качества». и практически весь их выпуск был реализован в развитые капиталистические страны. На производство пневмопробойников продана лицензия в США и ФРГ.

Последние годы, после снятия с себя полномочий заведующего лабораторией (1990 г.) и заместителя директора Института (1991 г.), Вениамин Викторович плодотворно участвовал в работах, связанных с созданием специального рабочего оборудования (пневмо-молот и режуще-расширяющая насадка) для бестраншейной замены подземных канализационных и водопроводных сетей; в исследованиях взаимодействия пневмопробойника с грунтом; в исследованиях напряженного состояния основных деталей пневмоударных машин.

В коллективе сотрудников Института и других организаций В. В. Каменскому заслуженно присуждена премия Правительства РФ за создание и внедрение конкурентоспособной технологии и оборудования по замене сетей водоотведения в городских условиях без производства земляных работ.

В общем объеме научная продукция В. В. Каменского выражены 104-мя научными трудами и изобретениями, 115-ю зарубежными патентами. Под его научной редакцией издано 9 монографий.

Способности организатора научной работы В. В. Каменского в полной мере были реализованы на должностях ученого секретаря и заместителя директора Института. Здесь он проявил огромную инициативу, энергию и настойчивость при решении вопросов, связанных с улучшением организационной структуры Института, координации научных исследований, корректировки и расширения тематики, внедрения экономического эксперимента, развития патентно-лицензионной практики и широкого внедрения работ Института в народное хозяйство. Вениамин Викторович организовал в Институте отдел оформления, централизованную обработку кино-фото материалов. При его непосредственном участии комплектовались фонды библиотеки Института. Много энергии и творческой инициативы затрачено им при оснащении Института новым, современным научным оборудованием, включая электронно-моделирующую установку. В. В. Каменский был одним организаторов и инициаторов проведения в 1963 г. конференции «Математические методы в горном деле», а позднее нескольких семинаров и конференций по горному машиноведению машиностроению. Под его руководством осуществлено тесное научно-техническое содружество сотрудников Института с работниками заводов им. В. П. Чкалова и Сибсельмаш с целью использования на этих предприятиях созданных в лабораториях машин.

За успехи в научной и научно-организаторской деятельности В. В. Каменский имеет благодарности и грамоты: президиума СО АН СССР, Президиума АН СССР, ЦК профсоюза работников просвещения, высшей школы и научных учреждений, Новосибирского обкома профсоюза; награжден медалями: «За трудовое отличие» (1967 г.), «За доблестный труд» (1970 г.), «За трудовую доблесть» (1975 г.), золотой, серебряной, бронзовой медалями ВДНХ.

Не менее насыщена была общественная деятельность Вениамина Викторовича:
– профорг лаборатории, председатель профбюро отдела, первый заместитель председателя местного комитета СО АН СССР;
– член товарищеского суда, редколлегии стенной газеты, Ученого совета Института;
– руководитель кружка в сети политического просвещения, вел занятия в «Школе экономических знаний», возглавлял научный семинар «Горные машины»;
– внештатный инспектор областного комитета народного контроля.

По поручению Президиума СО АН СССР, В/О «Машиноэкспорт» и В/О «Лицензторг» Вениамин Викторович неоднократно командировался за границу: в ФРГ (1977, 1978, 1980 гг.), в ВНР (1982 г.). Им продана лицензия венгерской фирме «Видеотон» на способ и устройство для очистки воды, а в ФРГ при его участии впервые в практике нашей страны выигран судебный процесс по иску ИГД СО АН СССР к фирме «Тракто-техник», нарушившей патентное право Института.

Последнее событие – особая страница в биографии В. В. Каменского. И лучше, чем журналист Р. Нотман, о ней не расскажешь.

«Советская Сибирь» от 21 июля 1978 г.:
«…Обществу, как известно, нужна от специалиста активная жизненная позиция, нужен свой взгляд, своя точка зрения, свое, добытое трудом, поиском знание… Активная жизненная позиция невозможна без мужества, принципиальности, упорства. Каменский. когда он убежден в правоте предпринятого дела, не отступает, а скорее поступает вопреки обстоятельствам, но достигает цели. В работе этот худощавый и гибкий человек бывает порой тяжеловесным бульдозером.

Когда он, не в первый раз, собрался в Мюнхен, то по лаборатории словно заскользила ироническая фраза: Конфликт Каменского. Он его специально придумал, чтобы ездить за границу.

Вениамин Викторович отмалчивался. Не мог же он доказывать, что Мюнхен ему этот поперек горла, что он куда с большим удовольствием лучше бы сел в свою лодку и укатил на какой-нибудь пустынный островок, а там залез бы в палатку, раскрыл журнал «Катера и яхты» и враз бы забыл строгую и красивую готику немецких домов, свои вежливые и бесконечно длинные объяснения с адвокатами, экспертами, судьями, переводчиками…

Он собирался и уезжал отстаивать в Мюнхене не свою личную точку зрения, а престиж института, государства… В ИГД давно уже заметили, что мировой рынок начали заполнять машины с конструктивными решениями, заимствованными, скажем мягко, у сибиряков. Пневмопробойники. Составившие славу Института. с первородством, подтвержденным патентами и лицензиями, приобрели вдруг целую кучу «родственников» иностранного происхождения. Каменскому, в сущности, поручалось это родство доказать на суде в далеком Мюнхене…Судебных заседаний было не одно…Процесс был выигран, интересы нашего государства защищены…».

«Советская Сибирь» от 4 марта 1988 года:
«…В эти дни исполнилось шестьдесят лет человеку, который при любых жизненных поворотах имел свой, отличный от других голос. Это зам. директора Института горного дела СО АН СССР Вениамин Викторович Каменский. Его труд не раз высоко оценивался. Но среди всех отличий есть награда – золотая медаль ВДНХ, которая характер Каменского как бы особо выделяет. Она вручена ученому за разработку системы защиты изобретений в СССР и за рубежом в судах, в которых раньше только проигрывали. Ему удалось победить и отстоять достоинство, интересы страны, своих товарищей и коллег. По существующей инструкции вознаграждение получают только авторы патента. Каменский, выиграв процесс, получил только моральное удовлетворение, но оно было из тех, что выше любого материального стимула. Каменский вырос в Новосибирске и очень любит свой город. Строитель по образованию, ученый-горняк по призванию, еще и первоклассный экономист, финансист и патентовед.

Откуда эта особинка у Вениамина Викторовича, его упорство, его способность любую проблему видеть под своим углом? И прихожу к выводу, что от корней, от семьи….Свободомыслие, независимость взглядов, словно сопровождали Каменского всю жизнь. Такими были его родители, таким был его учитель профессор Г. В. Родионов…».

В заключение к сказанному добавим всего несколько слов. К основному качеству характера Вениамина Викторовича Каменского – высокой активности при полной самоотдаче делу, которым занят, при чрезвычайно повышенном чувстве долга и ответственности – он оставался всегда корректным, человечным, доступным, за что пользовался и пользуется заслуженным авторитетом и уважением среди сотрудников Института.


Версия для печати  Версия для печати (откроется в новом окне)
Rambler's Top100   Рейтинг@Mail.ru
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
Институт горного дела им. Н.А. Чинакала
Сибирского отделения Российской академии наук
Адрес: 630091, Россия, Новосибирск, Красный проспект, 54
Телефон: +7 (383) 205–30–30, доб. 100 (приемная)
Факс: +7 (383) 217–06–78
E-mail: mailigd@misd.ru
© Институт горного дела им. Н.А. Чинакала СО РАН, 2004–2018. Информация о сайте